HELEN CHANNEL - международный форум-рупор об исследованиях прошлых воплощений, а также о жизни в текущем воплощении

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Родом из детства

Сообщений 81 страница 100 из 145

81

Взрослые и дети Про похвалы. Продолжение

Отцы и дети

Автор: Виктория Райхер

После того, как я записала здесь свои мысли по поводу необходимости хвалить детей (и не детей, как мне абсолютно правильно подсказали), и почитала ваши реакции на эти мысли, мне показалось верным кое-что дополнить. Частично в качестве ответа многим из тех, кто отозвался в комментариях, частично - как уточнение тому, что я написала раньше. 

Дополнить я хотела бы вот что. 

1. Хвалить человека имеет смысл не просто так, а за дело. И вот тут требуется усилие: найти то, в чем хорош. Разглядеть что-то, где блеснуло. Да, невыносим, да, невозможен, да, нагл и хмур. Не хвалить за наглость, не хвалить за невыносимость. Но улыбнулся с ямочками? Но сочинил пародию на учительницу, а пародия и правда хороша? Но - хотя бы, хотя бы - каждый день бросает ботинки в центр ковра, а сегодня поставил, умничка такая, возле двери? 

Один обычно вообще не старается, а сегодня постарался чуть побольше. Другой говорит нечетко, "каша во рту", а тут гляди, рассказал сюжет целого фильма и ни разу не сбился на "ээ" и "мнээ". Третий потрясающе моет посуду, никто в семье так не может, как он. Четвертый явно очень хороший друг, не зря же телефон разрывается от бесконечных звонков его друзей, чтоб они были здоровы все сто девяносто семь. Пятый изумительно подбирает одежду, у него в его малом возрасте уже есть четкий стиль. Шестой умен. Вот просто умен и всё, и за проявления этого тоже можно хвалить. 

В них - любых - всегда есть что-то хорошее. И фокус не в том, чтобы хвалить за что попало и из неудач творить удачи, а в том, чтобы искать удачи, находить и хвалить за них. За откровенно слабый рисунок хвалить не надо. И за плохую оценку тоже не надо. Человек почувствует фальшь, а фальшь в данном случае - самое страшное, потому что нужны здесь не слова, а тепло. Тепло согревает места, где лежат настоящие ценности. Достоинства, умения, красота, прорывы, удачи, преодоления, перемены. Пусть маленькие, пусть копеечные. Но лежат. За них и хвалить. 

2. Хвалить - но не ТОЛЬКО хвалить. Никто не идеален, и временами чудесная деточка (равно как замечательный мужик и уникальная баба) может довести до белого каления любого по уши влюбленного в неё энтузиаста. Говоря о постоянных положительных реакциях на человека, мы говорим о фоне, на котором вырастает и всё остальное. Общий фон по отношению к растущему человеку (а под растущим человеком я подразумеваю любого человека, конечно) должен быть светлым. Базисно ты хорош. Я все время помню о твоих достоинствах и сильных сторонах, помню сам и напоминаю тебе. При этом ты можешь быть десять раз негодяем в данном конкретном случае, и я буду первым, кто въедет тебе за это. Я буду ругать за поступок, я буду возмущаться поведением - но через час после этого я похвалю за вежливо пододвинутый стул. 

Кстати, любопытный штрих. Чем больше человек уверен в том, что глобально хорош, тем легче ему воспринять критику или ругань в каждом конкретном месте. Чем меньше он любит себя и чем более убежден в своей ужасности, тем хуже реагирует на любые попытки его "чинить". 

3. Про успехи и желание к ним стремиться. Конечно, это важно, конечно, если заливать одной похвалой, ничего не выйдет. Но. Родитель любит ребенка не за его успехи. Поступивший в институт или не поступивший в него, он мне одинакого дорог. Умеющий читать в четыре года, или не умеющий в семь отличить "а" от "я". Самый красивый в классе или самый нескладный из всех. Получивший на экзамене "сто" или "ноль". Я могу сердиться за этот ноль, я могу вопить, что надо было учиться, а не на дискотеку ходить. Но при этом я люблю его точно так же, как любила бы при оценке "сто". Я люблю его всегда и любого, он не должен НИЧЕМ добиваться моей любви. Моей любви он добился тем, что существует на свете. Это всё. И ему это надо знать, каждый день. 

Мы говорим опять-таки о фоне. Его успехи могут быть причиной моей гордости и радости, его успехи нужны прежде всего ему самому, его успехи - это важная часть нашей общей жизни, а неуспехи - причина расстраиваться, и ему, и мне, и делать выводы - и ему, и мне. Если при этом общий фон нашей жизни каждый день показывает ему, что моя любовь не зависит ни от чего, у меня будет замечательная возможность ругаться вдосталь за прогулянный школьный день. Потому что только любящий имеет право ругать. Остальным-то что. 

И последнее. Почему я тут, перед всеми, размахиваю флагом "хвалить" и не вывешиваю плаката "ругать" - хотя и то, и другое временами необходимо. 

Очень просто. Потому что ругать мы, как правило, не забываем.

0

82

Трудные дети

Отцы и дети

Очень часто в детских сообществах появляются вопросы, что делать с неуправляемыми и совершенно непослушными детьми. На них не действует вообще ничего.

Многие родители сталкиваются с подростковой неуправляемостью, с невозможностью повлиять на ребенка 13-17 лет. Он ничего не слушает.

Ну и наконец, есть совершенно неуправляемые (со стороны социума) взрослые. Их чаще всего относят к преступникам, ио это тоже интересная проблема.

Все три проблемы с точки зрения психофизиологии связаны. Все это разные степени одного и того же. Просто трудные дети не всегда становятся трудными подростками, и еще реже превращаются в правонарушителей.

Большинство благополучно минует такой период в детстве или в пубертате, а во взрослом возрасте становятся разумными и благополучными гражданами. Однако не все. Иногда же встречаются люди, которые в детстве или даже в подростковом возрасте были вполне послушны, а потом превратились в неуправляемых. Это бывает редко, но все же бывает.

Что это такое?

В первую очередь – это слишком высокий порог фрустрации.

Родителям трудных детей лучше всего понять эту тему, чтобы не бороться с непослушанием разными дикими и вредными (то есть усугубляющими проблему) способами, вроде ремня. Тем более глупо наказывать подростков (лишая прогулок и отнимая гаджеты). Для обычного ребенка в трудный период это всего лишь обидно и создает разлад с родителем (и желание побольше от него скрывать и пораньше сбежать из дома). А для действительно трудного – это еще больше повышает порог фрустрации, закаляет, заводит и делает родителя – мишенью для борьбы.

Тема порога фрустрации для неспециалистов – трудная. Попытаюсь объяснить максимально упрощенно.

Дети рождаются разными, каждый со своей своеобразной нервной организацией. Еще более разными дети становятся, когда к нервной организации добавляется уникальный опыт развития.

Когда-то прекрасный ученый Лев Гумилиев исследовал проблему пассионарности (а пассионарность во многих случаях это именно вот такая вот полная неуправляемость и неподчиняемость) и пришел к выводу, что пассионарность, возможно, зависит от особенных вспышек на Солнце. Среди социальных Гумилев выделил такой фактор как пересечение этносов, не столько разных генов, сколько кардинально разных культур.

Современные исследования склоняются к той же точке зрения. В появлении такой нервной организации участвуют и мутации, и генные особенности, и особая социальная среда, в которой есть разлом между нравственными смыслами.

Саму по себе пассионарность Гумилев считал очень важным и нужным для человечества явлением, однако отмечал, что будучи неправильно направлена и использована, она может превратиться в беду. Выраженный пассионарий не останавливается ни перед какими преградами, любая преграда только сильнее стимулирует его на активность и на устремление к цели. Даже если цель благая, такой человек может оказаться опасен (тем более что благо - относительно). А если цель - не общее благо? Страшно представить, на что способен такой монстр, одержимый идеей переделки мира по своему плану. Да и зачем представлять? Такие в истории бывали.

Также Гумилев выделял как отдельный тип субпассионариев (людей, энергия которых направлена на саморазрушение) и гармоничных (людей, которые живут спокойно и хорошо вписываются в социальные рамки). Все это довольно условно. Может быть гармоничный человек с чертами пассионария или, наоборот, субпассионария, причем в разные периоды жизни.

С точки зрения психофизиологии, субпассионариев можно отнести к людям с очень низким порогом фрустрации, гармоничных людей – к тем, у кого порог фрустрации нормален, а вот пассионарии – это люди с очень высоким, иногда ненормально высоким порогом фрустрации.

Понятие фрустрации многие понимают неверно, даже некоторые психологи.

Фрустрация – это не агрессия, которая возникает при столкновении потребности человека с препятствием. Нет. Агрессия – это всего лишь одна из форм реакции на фрустрацию, причем, Курт Левин считал фрустрацию, сопровождаемую агрессией, неполной. Потому что агрессия – это дополнительная энергия, которая выделяется в попытке все-таки преодолеть препятствие. Вы натолкнулись на преграду и в ярости попытались ее сломать. У вас неполная фрустрация, потому что вы все еще стараетесь продолжать движение к цели, пусть и таким деструктивным путем.

Настоящая фрустрация – это когда человек прекращает движение, столкнувшись с преградой, сдается, не может направить ту же самую энергию ни на что конструктивное. Он просто ее подавляет, гасит или направляет агрессию внутрь себя.

Обычный человек, сильная потребность которого столкнулась с преградой, сначала пытается эту преграду преодолеть, затем ищет обходные пути, и поняв, что преграда непреодолима, часть потребности фрустрирует (гасит), а часть пытается куда-то перенаправить (не фрустрирует). Это социально адекватное существо. В идеале малая часть должна гаситься, а большая перенаправляться. Это идеальная личность.

Ярковыраженный пассионарий – это человек, потребность которого вообще не знает преград. Он никогда не откажется от своей цели. Он либо умрет, либо пробьет стену головой (и да, большинство как раз умирают, конечно). В крайнем случае он придумает способ обойти эту стену, но не окольными путями и не станет долго выжидать, он кипит страстью. Пассионарность - это сильная страстность (пассио = страсть).

Вы понимаете, что такое порог фрустрации? Это такой условный порог, который зависит от качеств личности, после которого человек считает, что преграда слишком велика и тратить свою энергию дальше бессмысленно. Нормальный человек видит «нельзя» «невозможно» «слишком дорого будет стоить» и отступает. Пассионарий начинает рваться вперед с удвоенной силой. Да, настоящего пассионария преграды только заводят. Если порог фрустрации человека очень и очень высок, нет такой преграды, которую он бы посчитал для себя непроходимой.

С точки зрения психофизиологии – это патология, поскольку такие люди довольно плохо адаптированы для жизни в среде и тем более социуме, они часто погибают. Однако, если не брать крайности, то есть не рассматривать запредельно высокий порог фрустрации, а рассматривать просто повышенный, то мы видим очень целеустремленного человека, возможно героя, а возможно и преступника, но личность довольно сильную (пока ее не сломали физически или не убили).

Слишком низкий порог фрустрации – такая же патология. Такой человек от любой трудности пасует, он готов любое внешнее правило принять как закон и не будет пытаться его обходить и, встретив на пути любое сопротивление, сразу уступит. Норма – всегда посередине, но своеобразие люди заключается в том, что некоторые нормальные люди имеют немного пониженный порог фрустрации, некоторые немного завышенный, и всем им нужно учиться гармонично жить.

И вот теперь представьте себе маленького ребенка. Вашего трудного и очень неуправляемого.

Он физиологически сделан иначе, чем его сверстники, с которыми вы его сравниваете. Что толку его пороть? Если это от беспомощности и злости, ладно (попейте успокоительное), но если это метод воспитания, то вы - дурак, а не родитель.

Запомните, большинство неуправляемых детей, минуя кризис 3-летнего возраста (после 4-х лет примерно), становятся вполне управляемы. Но (!) Если родители уже не испортили с ними отношения, пока лупили их и мучили во время трехлетнего кризиса. За это время можно стать врагом ребенка, особенно если у вас настоящий пассионарий.

Чем отличается неуправляемый ребенок от послушного и тихого?

Послушный более чувствителен, тревожен, его порог фрустрации намного ниже. Мама всего лишь посмотрела печально, покачала головой, и его желание лезть вон на ту высокую полку улетучилось. Внешнее "нельзя" стало достаточной преградой, ведь его порог фрустрации ооооочень низок, достаточно ЛЮБОЙ почти преграды, чтобы он отступил. Вы видите, что слишком послушный ребенок, это тоже не очень хорошо, верно? Любое внешнее "нет" становится его внутренним законом, он внушаем, он полностью управляем.

А что такое непослушный ребенок? О, он вас вообще не слышит. Для него ваш ор - просто шум как звук моря. Его возбуждение от желания (нервное, физиологическое, психика у него так устроена) столь сильно, что вы можете хоть убиться, но он будет лезть туда, куда задумал. Если порог фрустрации очень высок, вы можете бить его смертным боем, он будет плакать, но все равно лезть. Никакие страдания его не остановят, потому что страх – ничто по сравнению с его потребностью. Еще раз повторяю, скорее всего (9 из 10) он перерастет этот период, станет адекватным, но пока он такой. Просто примите этот факт, для начала.

Вы напрасно считаете, что послушный ребенок более разумен и хорош, его потребность просто не имеет такой энергетической силы. Он не такой страстный. Его потребность слабее, она легко снимается запретом. А ваш ужасный ребенок имеет желания сильные и могучие. Он - тайфун. Вот такой вам достался.

Что делают родители, когда бьют и наказывают таких детей?

Они могут превращать их из возможных героев в преступников. Да, не будем бояться громких слов, это примерно так и есть.

Чем отличается герой от преступника? Первый хочет делать что-то на благо общества, второй – антисоциален и хочет грабить других. Второго можно считать психопатом, и из пассионариев, которых били в детстве, часто получаются психопаты. Сами представьте, их потребность имеет невероятную энергетическую мощь, справиться с ней они не могут, нет психических резервов. А со стороны общества (которое олицетворяют родители и учителя) все время поступают побои и наказания. Что остается детям? Во-первых, учиться врать и притворяться (для самозащиты), во-вторых, возненавидеть родителей и общество как главного врага, ища средства мести и защиты.

Процент настоящих пассионариев очень мал. Большинство неуправляемых детей имеют чуть-чуть повышенный порог фрустрации, они станут совершенно нормальными и законопослушными гражданами. Но не нужно в периоды их бунтов портить с ними отношения и настраивать их против себя и социума.

А что можно делать, я сейчас расскажу.

Я сейчас не могу сказать, что делать с детьми с настоящим расстройством поведения (которые и в 8-10 лет все разрушают, ведут себя агрессивно и не считаются с минимальными правилами) и как исправлять подростков-психопатов, это слишком сложная проблема (хотя интересная и много исследований и экспериментов сейчас ведутся). Но я могу сказать, что можно делать с детьми с повышенным порогом фрустрации, вот теми самыми, которые не хотят слушаться, упрямы, настаивают на своем, врут (потому что их наказывают) и нарушают запреты.

Их энергию фрустрировать невозможно, им проще сломать кости, чем запретить хотеть. Но их энергию можно ПЕРЕНАПРАВИТЬ, предложив другую цель. И это ЕДИНСТВЕННЫЙ способ. Понимаете? Запретить, остановить, запугать, доказать - практически невозможно. Перенаправить внимание можно. Это единственный вариант.

Родители должны очень хорошо понять, что главный враг таких детей СКУКА.

От скуки такие дети готовы не то что запреты родительские нарушать, а в окно выпрыгнуть и это не шутка. Поймите, психика у людей разная. Тревожные дети нормально скуку переносят, спокойно им и хорошо, а вот такие дети совсем не могут, скука убивает их и взрывает им мозг. Они испытывают настоящую муку, сильнейшую адскую муку, когда вы заставляете их просто сидеть или заниматься чем-то скучным, полезным, но неинтересным. Им нужны эмоции, они эмоциональные обжоры с рождения. Они подрастут и научатся саморегуляции, а пока им очень сложно жить в вашем нудном взрослом мире.

Вот здесь опыт отца, который оказался так умен, что, не имея психологического образования, сразу понял, что бич его сложного ребенка (от которого отказываются все няни, сады и даже мать согласилась отказаться) – скука. Он становится очень агрессивен от скуки (и там скорее всего генетическая особенность, потому что его отец – такой же), а в игре интересной - очень адекватен, сообразителен, отзывчив, нормальный ребенок.

Не ставьте никогда таких детей в угол, не наказывайте скукой и сидением на стульчике, не ведите себя как глупые монстры, они и так не выносят скуку, а вы еще больше мучаете их. Если же вы бьете таких детей, вы не только создаете у них образ врагов-взрослых, но и поднимаете, закаляете им болевой порог, и скоро они начинают любить драться, любить даже физические наказания, любить кровь и побои (наносить и получать, да). Это сложно представить, но это так. Для пассионариев это очень характерно: в эмоциональном накале они не совсем чувствуют и не боятся боли. А если болевой порог с детства натренирован, так и тем более они потом обожают драки. Скука настолько непереносима для таких детей, что любая боль и опасность становится для них благом. А вы дополнительно еще и приучаете их к боли, делаете сильную боль для них привычной или даже приятной. Зачем? Лучше пусть их болевой порог остается ниже, тогда перед болью сохраняется барьер и они меньше будут рисковать здоровьем в своей жизни. Боль несет защитную функцию, не надо ее упразднять, это опасно.

Единственный способ обращаться с такими детьми – держать их постоянно в состоянии какой-то увлеченности, каких-то задач. О да, это трудно, но это единственный способ. Как только они скучают, они начинают нарушать ваши запреты, делать все, что нельзя, рваться к опасностям и приключениям. Не думайте, что их цель – сводить вас с ума, но для них лучше это, чем просто сидеть в невыносимых четырех стенах в бесконечно растянутом времени. Время для такого ребенка растянуто так, что каждые пять минут превращаются в пять недель. Представьте себе, что вам нужно пять недель сидеть и смотреть в стену. Вы захотите разбить себе голову об эту стену, не так ли? Вот именно этого хочет и ваш ребенок.

Не сравнивайте своего ребенка с другим. Другой имеет другую психику, он выносит скуку лучше, он может в течение часа сосредоточенно рассматривать книжку или игрушку (слишком низкий порог фрустрации это тоже плохо, повторяю, до определенного возраста здоровые дети должны быть непоседливы), а ваш вот такой, ему невыносимо в обычных условиях, он нуждается в постоянном экшене, в постоянной игре, в постоянной смене событий, в постоянной нагрузке, психической и физической.

Ваша задача не только накормить его и уложить спать, но и обеспечить ему адекватный уровень нагрузки, впечатлений и стимулов. Если их будет слишком мало, он будет изнывать и беситься, выть и лезть на стенки. Он будет выносить вам мозг. Или крушить все вокруг.

Держитесь. Если вы с честью переживете этот кризисный период (обычно кризис длится год-два), вы получите адекватного, но энергичного сына или дочку, и вы еще скажете спасибо ему или ей, что они именно такие. Почти все особенности психики (здоровой) имеют свои недостатки и свои преимущества.

Про подростков трудных расскажу отдельно. Там есть нюансы (наркотики, алкоголь, секс, плохие компании и т.д.). А пока давайте трудных детишек обсудим. Есть у вас опыт подобный? Как и чем можно увлечь такого ребенка при минимальных затратах времени, сил и денег?

/evo_lutio/

0

83

Письмо: "Он хочет расстаться, чтоб меня не содержать"
Вот в этом письме онегин описан и женщина просит совета, как обойти перекат и стоит ли его вообще обходить.

Отцы и дети

Я по частям прокомментирую, но и вы тоже не стесняйтесь, пожалуйста.

horse_13

"Здравствуйте!

Мой мужчина очень увлечен Вашими статьями. И видит в них правильный анализ отношений. Он и порекомендовал мне почитать темы которые Вы обсуждаете, тем самым вызвав желание Вам написать.

Мне 37 лет. После развода с мужем у меня осталось двое детей. Сейчас сыну 15, он живет с своим отцом, а я с дочерью. Ей 10.

После развода я снимаю квартиру и встречаюсь с мужчиной более 3-х лет. Вместе мы не живем. Он воплощение образа того Онегина, которого вы так часто описываете. Живет с мамой. Ему 33 года. Никогда не был женат и не имеет детей. До встречи со мной у него не было таких глубоких и близких отношений с женщинами, чтобы он позволил себе просыпаться вместе. Никогда ни с одной женщиной не сожительствовал и практически ни одну не приводил к себе в дом. Проводил вечера за компьютерными играми. И жил в свое удовольствие, позволяя себе встречаться с женщинами когда ему это было нужно.

Наши отношения были идеально удобными для него, так как я не ограничивала его свободу и личное пространство. Он боялся и не хотел сближаться с моими детьми, так как считает что не должен их воспитывать, потому что у них есть влиятельный отец. Не раз говорил что он боится стычек с ним. Хотя у меня нет с прежним мужем никаких взаимоотношений, он уже давно живет с другой женщиной."

Давайте честно? Вы хотели бы воспитывать его детей, 15 и 10 лет?

Очень мало кто хочет. Это, в целом, нормально. И да, разборки с родным папой, которые иногда: "что это за хер воспитывает мою дочь?" многих пугают.

Согласие мужчины принимать участие в воспитании детей женщины происходит от:

1)страстной любви к этой женщине
2)легкомысленности
3)возникшей дружбы и симпатии с детьми.

То есть либо мужчина теряет голову от любви, либо он головы в принципе не имеет, либо он знакомится с детьми, каким-то образом начинает дружить и тогда уже не видит ничего страшного, чтобы их помогать воспитывать, а может быть даже хочет этого и любит уже этих детей. Последний вариант - идеальный, но для этого должны сложиться отношения. Надо пост написать, как это можно немного стимулировать. Но не всегда и не со всеми это возможно.

"Я не настаивала на более близких отношениях с моими детьми, считая что это его право сближаться с ними или нет. Просто принимала его таким какой он есть. По началу он вообще отвергал возможность создания семьи как со мной так и с любой другой женщиной. Не хотел пускать своих детей в этот страшный мир. Он сам рос без отца, и глубоко обижен на него с детства за то что тот бросил их. Но за время наших отношений мне возможно удалось убедить его в том что он способен любить и иметь семью, детей, а может быть он просто созрел для этого. Но я никогда не давила на него, считая что он сам должен сделать выбор.

Наши отношения стали очень близкими.

Некоторое время назад они с мамой купили ей квартиру и несколько последних месяцев он все средства вкладывал в ремонт чтобы отселить маму как можно скорее."

Смотрите, его идея, возможно даже идея-фикс сейчас - отселить маму. Причем он привязан, он старается отселить ее так, чтобы создать ей идеальные условия, чтобы не чувствовать себя виноватым. Для него это очень важно.

Представьте себе, что мама для него - то же самое, что ваши дети - для вас. И вы заняты устройством ваших детей, а ваш мужчина не считает это таким уж важным, считает свои проблемы важней.

"О том чтобы жить вместе когда мама переедет мы не говорили никогда. Мне бы этого хотелось конечно, но я видела что он не готов, боится потерять свободу и привычный образ жизни, не может или не хочет воспринять то, что я не свободна, у меня есть взрослые дети.

На фоне этого я приняла решение и купила квартиру в строящемся доме. Взяла ипотечный кредит. Он помог мне финансово с первым взносом и поддерживал в этой покупке, понимая, что мне все же нужно решать свой жилищный вопрос а не платить за чужую квартиру годами"

Скорее всего, он подумал: "Она ждет, что я позову ее жить к себе, но я никак не могу. Значит надо ей помочь"

И он помог Вам со взносом, хотя ему было нелегко, ведь он занят устройством мамы.

"Однако с покупкой квартиры мне стало очень тяжело финансово: одновременно платить ипотеку и снимать квартиру чтобы где-то жить пока дом достроят и я смогу туда переехать. Поэтому я вынуждена была просить его помочь мне. С этого начались проблемы. Он стал говорить что не может меня содержать, так как ему нужно вкладывать деньги в ремонт для мамы, а потом и вовсе сказал что нам нужно расстаться так как вместе мы жить все равно не будем и он не видит смысла продолжать эти отношения. Возможно он испытывает определенное давление со стороны мамы, так как ей бы как любой маме хотелось бы чтобы ее сын создал семью с чистого листа. С молодой женщиной без детей. Возможно дело не в маме а он так хочет сам."

Скорее всего, Вы в свою очередь подумали так: если он не зовет меня жить к себе, то пусть помогает больше.

То есть у вас с ним началась торговля: кто дороже и кто на какие условия пойдет ради сохранения отношений.

"Он не отказался и помог мне деньгами, оплатив мне съемную квартиру на несколько месяцев. Но это ничего не решает. Я пыталась убедить его в том что это временные финансовые трудности, рано или поздно они разрешаться, просила не рушить наши отношения... он замыкается и стоит на своем, что не хочет больше их продолжать. Говорит что любит меня и нам хорошо вместе. Но это какой то замкнутый круг, в котором нет выхода. Поэтому он решил все прекратить. Я не знаю причина ли здесь мои финансовые трудности или он просто испугался потерять свободу, решиться на что-то. Возможно ему хочется попробовать с другой женщиной построить семью"

Скорее всего, он исчерпал запас того, что готов сделать для сохранения отношений. Вот он помог со взносом, он оплатил квартиру съемную, все. Более он вкладываться не готов. Пока по крайней мере. Лимит исчерпан.

Теперь Вы должны решить, нужен Вам этот мужчина, или нет.

Жить вместе он не хочет. Встречаться и иметь отношения хотел бы дальше (по крайней мере до этого), но не уверен, что это возможно, не решая с вами постоянно ваши финансовые (а возможно и другие) проблемы. Вкладываться еще и еще не готов. А может быть обижен на форму подачи, если Вы формулируете все так, что он как бы должен. И это над ним нависает немым упреком и дамокловым мечом.

Можете помариновать его дистанцией (по "классической" схеме - сказать о сильной любви, заплакать и уйти, и тихо ждать), раз он привязан, возможно это поможет отжать из него еще немножко вкладов (и эмоций).

Но стоит ли? Он и сейчас уже чувствует, что отдал лишнее, то, что отдавать не хотел.

Если вы непременно хотите жить вместе в ближайшие пару лет и иное вас не устраивает, наверное, стоит поискать другого человека. Ваше желание вместе жить - справедливо. Его нежелание жить с детьми - понятно. Конфликт интересов.

Скорее всего, он поживет один и задумается о совместной жизни с женщиной, но с Вами или нет, сказать трудно. Будет зависеть от многого. Возможно что и нет.

На мой взгляд, просить большие деньги даже у близкого человека можно только в долг. Просто так "давай ты будешь меня содержать, ведь я же твоя женщина" - сомнительно. Одно дело, если вы собираетесь рожать человеку детей и ему это очень нужно. А если не нужно, зачем ему вас содержать? Тем более у него сейчас задача - отселить маму.

"Буду благодарна Вам за Ваше мнение. Это важно как для меня так и для него и для таких как он мужчин, думаю он обязательно прочтет Ваш ответ и сделает выводы.
Спасибо!"

В принципе, меня можно было и не подбадривать, обещая мне пользу от моих постов для широкого круга читателей. Я и так не сомневаюсь в этом. Желаю вам успехов!

/evo_lutio/

0

84

Прицеп

Таким словом некоторые мужчины называют детей женщин от предыдущих браков.

Слово обидное и грубое, характеризующее этих мужчин с плохой стороны.

Но сама проблема не такая уж однозначная. В последнем письме, например, этот вопрос встал ребром: мужчина отношения с женщиной иметь хотел, но детьми ее от первого брака заниматься не хотел. Так поступают многие мужчины, и их поведение с одной стороны где-то и понятно, а с другой стороны выглядит бесчеловечным.

Отцы и дети

Давайте попробуем разобраться в этой проблеме объективно.

Само слово "прицеп" указывает на то, что к женщине относятся как к автомобилю. Выбирают модель поновей и помодней, но так, чтобы обслуживание ее было по силам, соизмеряя, так сказать, со своими финансовыми возможностями. Хороший тюнинг компенсирует пробег в какой-то мере. И так далее. В этом случае "прицеп" - это то, что мужчине может быть нужно или не нужно, но если оно входит в комплект - оплачивай.

Вот эта вот оценка живого человека как вещи и выглядит так цинично, что у многих от этого слова к горлу подступает тошнота. Ребенок-прицеп - отвратительно, женщина-авто - не лучше.

Но давайте все-таки посмотрим, откуда этот цинизм происходит.

А происходит этот цинизм от того, что большинство женщин и сами себя оценивают как товар, который бесплатно мужчине обходиться не может. Бесплатно - это значит совсем уж она ничего не стоит. Конечно, мужчина должен потратиться. С самого начала: на ужин, на цветы, на такси. Это пока она еще будет решать, нужен ли он ей в качестве любовника. Если она решит, что нужен, траты мужчины должны возрасти. Желательно, чтобы он содержал ее. Во всяком случае существенно вкладывался. А если мужчина решит жениться, тут уж, хочешь не хочешь, но он должен обеспечить и жилье и пропитание и отпуска. Да, не у многих мужчин это получается, но женщины возмущены, когда мужчина не считает, что должен это делать. Логика такая: обязан считать своим долгом и стремиться к этому.

И вот если рассматривать содержание женщины как обязательное для нормального мужчины (презренных отщепенцев не берем), то получается, что да, она - что-то вроде автомобиля, за который нужно выложить деньги, регулярно платить за обслуживание, бензином (кормом) заправлять, иначе не поедет. Заплати - тогда катайся, как говорится.

Ну и как тогда рассматривать ребенка этой женщины? Если мужчина должен содержать свою мадам, то ее ребенок - это дополнительная статья расходов. Никак ее не вычеркнешь, никуда ее не денешь, "отдай - не греши" как говорится, если ты мужик.

А товарно-денежные отношения просто устроены. Если ты деньги платишь, ты и выбираешь функции. Относишься к вещи с точки зрения ее полезности и удобства. Может за такие деньги модель поновей приобрести? Может быть покрасивей? А прицеп зачем? Можно такую же без прицепа? Можно, да, тогда пожалуйста, давайте без, я прицепом пользоваться не собираюсь.

И у женщин, с одной стороны, обиды горькие на такое отношение, а с другой стороны не хотят они бесплатно доставаться, хотят, чтобы мужчина выкладывал деньги, раз уж другие женщины эти самые деньги со своих мужчин имеют. А они-то чем хуже? Вдруг они окажутся слишком удобными? А как тогда понять, что они имеют ценность?

Посмотрите, если женщина не получает от мужчины материальной помощи, она говорит, что он ею "пользуется". То есть она тоже как вещь себя рассматривает, но хочет, чтобы каждый акт ее потребления был оплачен. Тогда она себя дорогой штучкой ощущает, а не дешевкой, значимость свою чувствует. А иначе не чувствует.

И тогда вопрос, в каком случае мужчина и прицеп оплатит и пять прицепов еще? Если ему очень-очень, позарез нужна именно эта модель, она уникальна для него, он помешался на ней, тогда он за ценой не постоит. Об этом и мечтают женщины. Чтобы мужчина так их хотел, что подсчитывать траты ему бы и в голову не пришло. То есть они не думают, что их ребенок - это вообще не прицеп, а они - не автомобили, не вещи, за потребление которых нужно платить, они просто хотят стоить дороже. Чтобы не мелочился и не считал. Не факт купли-продажи их оскорбляет, а торговля за цену.

Только не нужно думать, что такое отношение - целиком вина женщин. Это общая проблема. Мужчины воспринимают женщин как вещи, поэтому женщины продаются, а раз женщины продаются, то мужчины воспринимают их как вещи. Из замкнутого круга этого можно выйти только если делать шаги с обеих сторон.

Возьмем, например, последнее письмо.

Почему герой письма - такой онегин? 33 года, а он с мамой живет и близких отношений не имел, кроме вот этой женщины, которую тоже держит на дистанции. Если вы помните мое описание типа онегиных, которые избегают близких отношений и женитьбы, то суть их избегания в том, что они не хотят брать на себя непосильную нагрузку. То есть онегин - это тот, кто уверен, что отношения обязательно потребуют от него нагрузки, у него прошита вот эта вот "мужская обязанность" дарить дорогие подарки, помогать решать все финансовые проблемы, он не просто может это делать, если захочет, он обязан. Но ему не хочется, поэтому он избегает отношений вообще. Если бы онегин решил для себя, что он вообще ничего не должен, а все, что он даст - это его щедрость, хочет - даст, не хочет - не даст, он бы перестал быть онегиным. Но увы, онегиным всегда попадаются дамочки, которые дополнительно убеждают их в том, что да, обязан, и благодарить тебя не за что, это твой мужской долг.

Посмотрите, в отношениях любящие люди обязательно очень многое делают друг для друга, а если не делают, то не любят. Делать им приятно, важно, они всем готовы поделиться, им трудней не делать, чем делать. Но это не означает требовательности второй стороны. Как только появляется требовательность, исчезает всякая спонтанность, исчезает удовольствие, желание делать. И тогда стремление заботиться превращается в долг, повинность, обязанность. Как только на лице женщины появляется счетчик, на лице мужчины появляется цинизм. И наоборот, чем циничнее мужчины, тем шустрей счетчик женщин. Если женщина воспринимает свое тело как торговка на рынке, мужчины вокруг превращаются в покупателей, которые стараются хаять товар и сбивать ему цену.

Вот этот вот вечный вопрос "почему женские фото так часто хают?" имеет один ответ: "да потому что привыкли, что тело женщины - товар, за который нужно платить". А раз товар, то и хаять начинают, по привычке. Может удастся "разведенку с прицепом" убедить, что она - третий сорт, и тогда она даст бесплатно? А разведенка, чувствуя, что это ей цену сбивают, наоборот начинает заламывать. Причем обычно вот таким вот образом: "Да на черта вы сдались мне вообще, пузатые импотенты?" Она старается подчеркнуть, что сама по себе ценность мужчины - нулевая, поэтому он должен что-то дать из материального. Ну а мужчины в ответ: "А ты на черта сдалась, корова? Даже борщ готовить не умеешь". Это они хотят подчеркнуть, что само по себе женское тело ценности не имеет, а она должна услуги оказывать полезные. Неприятный диалог, но типичный.

Так вот к последнему письму возвращаясь. Мужчина-онегин потому и не желает взаимодействовать с детьми женщины, что это сразу же, автоматически будет означать - взять детей на содержание, по крайней мере дочь, решать все ее многочисленные проблемы. Онжемужик.

В нормальной ситуации взрослая женщина, у которой есть дети, как-то уже решает их проблемы сама, правда? И когда мужчина знакомится с детьми интересной ему женщины, у него и в голове не должна появляться обязанность становиться для них тут же спонсором. Вот тогда ему может быть интересно с ними познакомиться, приятно, по-человечески. А если: "Познакомься, это Маша. Ей нужны сапоги зимние", то это другое дело, правда? Даже если вторая часть не озвучивается, но подразумевается.

Ну представьте, пожалуйста, женщины, что мужчина вас хочет познакомить со своими родителями и везет в деревню, а вы точно знаете, что по обычаю той деревни, как только вы войдете в калитку, вы должны будете надеть резиновые сапоги и пойти доить корову, кормить кур, прополоть несколько соток грядок и наварить обед на всю многодетную семью. Скажите, вам захочется ехать знакомиться с мамой этого мужчины или вы скажете что-то вроде: "Давай отложим эту интересную поездку, узнаем друг друга получше, поймем, так ли уж близки мы друг другу?" Мужчина хоть и нравится вам, но голову вам от него не настолько сносит, чтобы потратить свои выходные на работу в огороде и хлеву.

Примерно так же чувствует себя мужчина, который считает, что дети женщины = его подопечные. Он с ними еще незнаком, а уже им должен. Поэтому предпочитает подальше держаться.

Вот если бы ему и в голову не приходило, что он обязан становиться детям женщины папой сразу, он бы познакомился, пообщался, и если бы отношения с женщиной развивались бы нормально, сам бы захотел принять участие в воспитании этих, уже не чужих ему, детей. Точно так же и вы, поехав в деревню с любимым мужчиной к его маме, сами захотите ей помочь, если любите этого мужчину, если вам понравилась его мама, если вам приятно сделать свой вклад. Но вас должны отговаривать, вам должны говорить: "Ни в коем случае, не стоит, сиди пожалуйста, угощайся, отдыхай". А если вы не успели приехать, а вам сапоги уже приготовили и мотыгу, то вы наверняка загрустите и поникнете.

Ну не делают так приличные люди, понимаете? Не запрягают они других решать свои проблемы. Не взваливают они свой огород на женщину и своих детей на мужчину. Вот если сам захочет помогать, искренне захочет, а не под давлением чувства долга, другое дело. Но и то надо следить, чтобы не переутомился. Отказываются от помощи приличные люди, а не выпрашивают ее.

А отношения многих М и Ж вот реально неприличные, даже стыдно бывает читать. Она требует бабло, он требует носки его стирать почему-то и есть ему готовить. Как будто она - нищенка, а он барин или бытовой олигофрен. Не требуют работать на себя приличные люди (в слове "приличные" есть указание на уважение личных границ), делают друг для друга с удовольствием, если любят, но никогда не просят.

/evo_lutio/

0

85

Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка

5 октября в Школе осознанного родительства «Большая медведица» состоялась лекция детского и семейного психолога Катерины Мурашовой «Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка».

Отцы и дети

Норма: то ли есть, то ли нет

Задумывались вы об этом или нет, но понятия «норма – не норма» неизбежно влияют на наши родительские стратегии. Ежедневно, ежечасно мы делаем свой выбор: как поступить по отношению к ребенку, в зависимости от того, что мы считаем НОРМАльным для его развития. И это ежедневное принятие решений, глобальный выбор воспитательной стратегии делать было бы не так сложно, если бы не одно НО. В голове мам и пап сегодня звучит слишком много голосов о том, как правильно воспитывать ребенка.

Отцы и дети
Катерина Мурашова

Раньше было принято считать, что к году ребенок должен говорить несколько слов и хотя бы несколько предложений. К году! Это была норма. Более того, большинство детей, которых я видела в начале своей практики, в эту норму действительно вписывались. Действительно, годовалый ребенок говорил: «Мама. Папа. Дать. Пить. Уйди. Хочу». Ребенок в 1,5 года говорил предложениями. Моя собственная дочь в 1,5 года читала простые стихи. Дальше (я же не логопед и за нормой в этом вопросе не следила), ситуация все-таки менялась, и сейчас ко мне приходит масса детей, которые только в два года – в два?! – в два года говорят то же самое: «Мама. Папа. Дать. Пить. Хочу на ючки». Что это? Норма, не норма? Где, что случилось? Дети отупели? Что произошло? Родители перестали с ними заниматься? 25 лет назад занимались, а сейчас перестали?

Сколько-то месяцев задержки речи происходит из-за памперсов, это известно. Исследования проводились, правда, производители памперсов их задавили. Но не год же! Почему так происходит – понятно: запаздывают контрольные механизмы: ребенок с памперсами не должен вырабатывать этот волевой контроль, раз волевой контроль запаздывает, все остальное тоже запаздывает. Но я не думаю все-таки, что это год.

Дальше, что влияет еще? Что такое норма опять же? С одной стороны, наш мир вроде бы наращивает толерантность, наращивает идею о том, что «пусть расцветают все цветы», «пусть мы все будем учиться у людей с нарушениями развития», – вот оно всё славно и сладко. С другой стороны, мир наращивает скорость и обороты, соответственно, чем быстрее все это движется, тем больше процент детей, «не попадающих». Если раньше букварь проходили в течение года, то теперь этот букварь проходят в течение двух месяцев. Совершенно очевидно, что количество «не попавших» увеличивается.

С одной стороны, мы декларируем все большее и большее принятие инаковости, принятие того, что еще некоторое время назад казалось не нормой. С другой стороны, мы наращиваем темпы, и чем быстрее крутится колесо, тем больше с него слетают. Я не знаю, есть сейчас этот аттракцион или нет, но во времена моего детства был такой аттракцион, он назывался «чертово колесо». Знаете его? На него садятся, и оно начинает раскручиваться. Чем быстрее оно раскручивается, тем больше людей вылетает. Единственный способ на нем остаться до конца аттракциона – это сесть в середину. Единственный человек остается – тот, кто сел в середину. Все остальные при определенном раскручивании вылетают. Так вот, колесо-то раскручивается, и все это видят, все это понимают. Нормы, как таковой, даже медицинской, вроде бы нет, но с другой стороны, все мы понимаем, что она есть. В этом зазоре мы с вами сегодня и попытаемся разобраться.

Что влияет?

Во-первых, влияет то, где ребенок родился. куда он попал? Как жил славянский ребеночек? Все знают? До года в люльке, сверху белая тряпочка, чтобы мухи не кусали, туго запеленутый, ни ручкой, ни ножкой ни шевельнуть, в ротике – тряпочка с маковым жмыхом. Все проходящие качают люльку. То есть до года в трансе и под наркотиками. Это наши традиции, добро пожаловать, Россия встает с колен, можно вернуться.

Как жил африканский ребеночек? Родился, мама его вешает себе вперед или за спину, в два года специальный праздник – ребенка первый раз спускают на землю. Это не юмор, это этнографические традиции, есть работы, которые это изучали, например,  прекрасная серия Академии наук – «Этнография детства». До двух лет ребенок был либо на матери, либо на родственниках, либо на этих домах на сваях он ползал по настилам.

Чем объяснялось то, что наш ребеночек лежал в люльке, завернутый и под наркотиками? Просто, чтобы не мешал – он там лежал, и все нормально. Доставали его оттуда несколько раз в день, чтобы покормить, поменять пеленки. Чем объяснялось то, что африканца носили до 2-х лет? Тем, что у них там внизу ползают всякие смертельные гады. Если, например, его выпустить годовалым туда, когда он начинает ползать, то он потянется к какому-нибудь скорпиону ручкой, и – минус один младенец. В два года ему уже что-то можно объяснить, в этот момент его спускают и забывают о нем вообще.

Европейского ребеночка, как раз в это время начинают развивать. Один из безумных кульбитов материнских чувств у нас в России, как раз был связан с тем, что это тайное этнографическое знание про африканских младенцев пошло в массы и дальше там началось! Дело в том, что при таком способе содержания младенцев двухлетний африканский младенец был гораздо более развит, чем ребенок европейский, включая российского. Понятно, почему – его носили, с ним все время разговаривали, он все видел, у него информации гораздо больше. Прослышав про это, славные европейцы, включая поздних СССР-цев и ранних россиян, немедленно повесили себе эти кульки-слинги. Видимо, вообразили себе внизу тарантулов и начали их носить, зарабатывая позвоночные грыжи. Дело в том, что если кто-то когда-то видел, как ходят африканки, то они понимают, что наши так не ходят и не могут, у них совершенно по-другому поставлено все. Бегущего африканца кто-нибудь видел наверняка – наши так не могут. Доносив нашего до двух лет, нашу мать можно уже класть в клинику спинальной хирургии . Африканкам можно, нашим – нет. Но когда и кого это останавливало, вы понимаете? Главное, чтобы ребеночек был счастлив.

Отцы и дети

Дальше. Народоволец Богораз был народовольцем в конце XIX века, его не расстреляли, не повесили, а сослали в Сибирь. Богораз исследовал этнографию чукчей много-много лет. Это захватывающие работы, написанные хорошим русским языком. Народовольцы вообще были довольно образованные и умеющие думать – те, которые не успели убивать и которых не успели. Он жил и при советской власти, продолжал исследовать и продолжал издаваться.

Он исследовал и этнографию детства, и очень его поражало, насколько чукотские дети ведут себя не так, как дети у современных ему русских. Чукотские дети более дикие, по мнению Богораза, жестокие, могли разрывать на кусочки маленьких зверьков, которых им приносили взрослые специально для этого. Представьте себе, у нас такое – что бы мы подумали? Мы бы подумали про психиатра в первую очередь. Что происходило там? Дети просто готовились к тому, что их дальше ждет. Там взрослые умели зубами оленей своих кастрировать, чтобы вы понимали, на каком уровне все происходит. Дети готовились к тому, что их ждет, они готовились к той жизни. Богоразу тогдашнему и нам теперешним, чем это кажется – нормой, не нормой? Разумеется, не нормой. Но тогда для чукотских детей это была абсолютная норма, и взрослые это воспринимали как норму.

Мы все время должны думать о контексте. У нас есть биология, и нам никуда от нее не деться. И у нас есть процесс очеловечивания, который происходит параллельно с реализацией каких-то биологических программ. Мы все время должны помнить о том, что этот процесс происходит не в джунглях, он происходит в совершенно конкретном контексте – в контексте семьи.

Как затормозить развитие ребенка?

Семья, безусловно, влияет сильнее, чем культурные и национальные обычаи. Есть несколько очень верных способов затормозить раннее развитие ребенка, я бы сказала, практически гарантированных (кроме памперсов, про памперсы мы не говорим). Я сейчас их назову, вы, естественно, их знаете.

Всё делать за ребенка – верный способ затормозить его развитие

Первый способ – всё делать за ребенка. В последние годы ко мне приходит все больше   пятилетних детей, которых кормят с ложки. Почему, зачем, как? Дети интеллектуально сохранные более-менее. Вы понимаете, если до пяти лет кормят с ложки, то какие-то нарушения уже очевидно будут.

Подавать ребенку противоречивые команды

Я – бывший зоолог, поэтому заранее прошу прощения у аудитории, потому что я не могу никуда от этого деться, это мое прошлое, это моя молодость, поэтому я пример-то приведу оттуда. У моей подруги был пёс, подросток. И она мне говорит: «Собака редкостной тупизны, тупая, дальше просто ехать некуда». Я понаблюдала, я тогда еще не была психологом, я тогда еще была зоологом. Говорю: «А ты слышишь, что ты ему говоришь?» Она говорит: «Что я ему говорю? Что всем, то и ему говорю». Говорит она приблизительно следующее: «Шурик, стоять, стоять, Шурик! Стоять, я сказала! Ну, ладно, иди сюда, ну, что ты? Ну, подойди уже ко мне, в конце концов! Как ты мне надоел! Да, пошел ты отсюда!»

Как вы понимаете, собака устроена гораздо проще, чем ребенок, все-таки собака более примитивная, хотя и говорят, что у взрослых собак интеллект двух-трехлетнего ребенка, у обезьяны – четырехлетнего. Все равно собака гораздо примитивнее, чем ребенок, и у нее просто наставал «коротыш», то есть она переставала вообще что-либо делать. Естественно, и выглядел этот Шурик абсолютным идиотом.

Это было бы смешно, если бы ко мне регулярно не приводили таких детей. У детей это по-другому, они не начинают выглядеть идиотами, у них это выглядит иначе – у них начинают лететь социальные навыки, то есть они боятся всего. Они боятся заговорить. Они не отвечают на вопрос «как тебя зовут?» – не потому, что они не знают, как их зовут. Они не участвуют в детских праздниках, потому что они не знают, как социально взаимодействовать. Они не подходят к детям на детской площадке. У детей от этого отдавания противоречивых команд не наступает «коротыш», как у собаки, а у них летят социальные навыки, задержка социального развития у них налицо.

Отцы и дети

Все запрещать, всё опасно

Это тоже известные варианты – не трогай, не бери, всё опасно. Ребенок не трогает, не берет, и, естественно, задержка развития нам обеспечена.

Сократить период развития креативности

Сейчас я вам нарисую, как это происходит. Развитие ребенка – вещь достаточно аппроксимированная линейно. Вот наш ребенок родился. Первый год – это формирование базового доверия к жизни. Дальше у нас пошло установление границ – «докуда я могу вас сделать». Где-то в 1,5 года, в норме в три, границы должны быть установлены, и дальше до семи лет идет сладкий период, когда идет развитие креативности. Что такое развитие креативности? Возникает вопрос «почему», и ребенок   реализует поиск нестандартных решений на стандартные задачи. То есть, «что у нас будет лошадью?» Лошадью будет вот эта палочка. «Что у нас будет столом?» Эта коробка. «Что у нас будет космическим кораблем?» Стиральная машина. На мой взгляд, из детства это самый красивый период. Он настолько сладкий, что в здравом уме и твердой памяти что-то с ним сделать… Но, тем не менее, очень многие родители его сводят почти на нет.

Как они это делают? Очень просто. Они  в периоде, где устанавливаются границы не устанавливают границы, подают те самые противоречивые команды (бабушка разрешает, папа запрещает, тут же они начинают между собой ругаться). Пока не установлены границы, креативность не пошла – это последовательные вещи. В 7 лет отдали в школу, и начинается развитие. У нас образование левополушарное, в одной задаче есть один ответ,   в предложении: «Птичка полетела на юг», – подлежащее «птичка», другого нет. «Дважды два – четыре», и тоже другого ответа нет.

Что делают родители? Они вместо того, чтобы подождать, в периоде, где развивается креативность, отдают его в хорошую дорогую обучалку-развивалку, где его учат читать, писать и брать интегралы, если повезет. А когда наш ребенок вырастет и станет каким-нибудь маркетинг-менеджером, его начальник будет говорить приблизительно следующее: «Работник он неплохой, но никакого креатива от него не дождешься». Конечно, не дождешься, потому что вместо большого периода для развития креативности у нас всего лишь маленький кусочек. Откуда взяться-то? Это то, что может сделать семья и то, что она достаточно часто делает, чтобы затормозить развитие.

Диагнозы первого года

Если не брать всяких культурных и семейных изысков, то на что нам надо смотреть в варианте «норма – не норма»?

Неврологические диагнозы первого года жизни – это очень важно. Я даже не знаю, как это сформулировать, чтобы это было маяковым. Почему они важны? Потому что они потом сыграют. О чем идет речь обычно? Мы не рассматриваем вариант грубых органических поражений головного мозга. Если оно есть, то это медицинская проблема, она медицинским образом решается. Но может быть нечто пограничное, что иногда сейчас пишут как СДВГ (Синдром дефицита внимания и гиперактивности), а чаще пишут как ПЭП (перинатальная энцефалопатия) или ППЦНС – перинатальное поражение центральной нервной системы. О чем мы говорим? Мы говорим о том, что УЗИ головного мозга не выявляет грубых органических поражений. Но невролог видит несоответствие рефлексов возрастной норме, которая у него где-то там написана. И тогда он один из этих диагнозов, соответственно, ставит. Что это значит? Это обычно значит, что были какие-то перинатальные события: быстрые роды, трудные роды, кесаренок, ребенок-головастик, долгий безводный период – бесконечное количество всяких возможных патологий. И у нас в результате этого имеются микроорганические поражения головного мозга.

Что это значит? Это значит, что часть нервных клеток попросту говоря, сдохла, когда все это случилось. Сразу же пошел процесс восстановления «разрушенного народного хозяйства», то есть функции пораженных нервных клеток стали на себя брать другие нервные клетки. Нервные клетки, как мы знаем, не восстанавливаются, но резерв там есть. К году картинка выглядит вот так (часть пятен на рисунке стерта), к трем годам – вот так, вот этих разобрали (еще часть пятен на рисунке стерта), но вот эти еще остались.

Жизнь – процесс энергетический. На то, чтобы мне поднять этот фломастер, мне нужно затратить сколько-то джоулей энергии, это даже не психология, это даже не биология, это физика. Большинство из вас еще помнят, что энергия обозначается буквой Е. Е1 – это энергия нормального возрастного развития, которую нужно затратить на нормальное возрастное развитие, для того чтобы ребенок сел, встал, пошел, заговорил, на всё это нужна энергия. Это Е1. Но параллельно с развитием у нас идет восстановление «разрушенного народного хозяйства» у ребенка с перинатальным событиями – аксоны проросли, дендриты соединились в синапсы, на это тоже нужна энергия – это Е2. То есть мозги нашего ребенка с самого начала работают с двойной нагрузкой:Е1 + Е2. И это надо понимать.

Отцы и дети

Где это сыграет? В какой момент? В школе, конечно. При начальном обучении это сыграет по полной программе. Ребенок либо не может сидеть, либо не может собраться, либо отстает, либо недописывает диктанты, либо еще что-то такое делает. Причем здесь есть два типа нарушений – «гипо» и «гипер», которые выглядят одинаково  здесь на картинке, а в реальности они будут выглядеть совершенно противоположным образом.

В нервной системе есть два процесса: возбуждение и торможение, больше там, собственно, ничего нет. Если погибли структуры, в основном, ответственные за процесс торможения, то, что ребенку сложно сделать? Затормозиться. И мы получаем вот этого электровеника, у которого процессы возбуждения преобладают над процессами торможения. Он пошел, и дальше его только милиция остановит. Это те дети, за которыми надо бегать, те дети, у которых «синдром божьей коровки», очень характерная вещь: ребенок залезает вертикально на детской площадке на что-нибудь, и дальше его надо снимать. Это один вариант.

Если у ребенка погибли структуры, в основном, ответственные за процесс возбуждения, то ему что трудно сделать? Возбудиться, конечно. И мы получаем ребеночка, который сначала выглядит просто идеально – ты его посадишь… Недавно одна бабушка пришла, а у них электровеник. Она говорит: «Дочь у меня была совершенно идеальная, я, конечно, не привыкла, мне с внуком очень тяжело. Если дочь где-нибудь оставишь, то через несколько часов придешь, там ее и найдешь». Понятно, что тоже не совсем все хорошо. Эти вторые – «гипо», до школы всех устраивают. Ну и что, что он немножко медленнее других одевается, подумаешь? Подождать его можно.

И только в школе вдруг выясняется, что что-то с ним не так. Обычно уже к середине второго класса под вопросом умственная отсталость, притом, что они абсолютно не умственно отсталые. Наоборот, у этих «гипо» очень серьезная социальная роль – они слушатели. Если вам рассказывают, например, такую историю: «Он любил ее еще в школе, но она не обращала на него внимания, потому что она была яркая, и у нее были гораздо более привлекательные  поклонники из старших классов. Потом она вышла сразу замуж, неудачно, развелась, родила ребенка, потом еще раз вышла замуж. Все это время он продолжал ее ждать. И потом они случайно встретились на встрече одноклассников. И она уже поблекла, и у нее уже ребенок, и вдруг она поняла, что он ее по-прежнему любит. Они поженились и теперь они счастливы». Это про него, про «гипо» – это вот он ждал всё это время. Невврастеник не стал бы ее ждать.

Подростки собрались на тусовку. К утру все перепились, кто мог, соответственно, поимел личную жизнь, с утра выползают, плачутся в жилетку. Кому? Ей, «гипо». Она там сидит и всех выслушивает, всех по головке гладит, кого может. Ее чести ничего не угрожало, на предыдущем этапе вечеринки она никому не была нужна.

Родителям не нравится, когда он 20 лет ее ждет, но еще меньше им нравится социальная роль «гипер», потому что эта социальная роль – пойти  погибнуть на баррикадах.  Это тот, кто побежит, тот, кто поведет, причем не лидер, а именно «гипер».

Речь идет о том, что эти начальные события оказывают влияние на следующие этапы, не только на первый год жизни, но и на начальную школу. Поэтому когда мы говорим о норме и не норме, нам это надо очень серьезно иметь в виду.

Что мы еще должны серьезно иметь в виду? Развитие не является линейным.  Мы не можем нарисовать одну такую линию, и на ней распределить мальчиков Петю и Сережу и девочку Свету. Мы не можем сказать, что Петя самый неразвитый, Света чуть-чуть поразвитей, и самый развитый у нас Сережа. Хотя зачастую так делают и родители, и педагоги, и даже психологи – это не имеет к реальности никакого отношения. Почему? Потому что у нас есть разные шкалы развития.

1. Интеллект, точнее, то, что мы считаем интеллектом. Под интеллектом понимают самые неожиданные вещи.
2. Физическое развитие – тоже очень понятная вещь. Один ребенок с трудом перешагивает через заборчик, а другой ребенок перепрыгивает его с вот таким запасом. Понятное дело, что физическое развитие второго лучше. Я имею в виду детей одного возраста.
3. Социальное развитие. Один ребенок может организовать игру, построить сверстников, раздать им роли. Другой ребенок ничего этого не может и вообще с трудом вписывается во взаимодействие со сверстниками. Или, например, может разговаривать только со взрослыми.
4. Эмоциональное развитие. Это умение считывать чувства других людей, также осознавать свои собственные чувства и менять свое поведение в соответствии с прочитанным.
5. Есть еще одна шкала под вопросом, я про нее мало знаю, поэтому я про нее пока помолчу. Нам бы с этими разобраться.

Что такое норма?

У нас есть один ребенок, назовем его Петей. Допустим, всем нашим ребятам по 8 лет. Петя, Сережа, Света. Мы приблизительно понимаем, что должен уметь делать ребенок в 8 лет. Мы знаем, какие у него должны быть успехи в школе, мы знаем его физические возможности – что может ребенок восьми лет, что он может перепрыгнуть, перелезть и так далее. Мы приблизительно знаем, как дети восьми лет играют, как они организуют свое социальное взаимодействие. Про эмоциональное мы мало, что знаем, почему-то этому не уделяется внимание совсем.

Вот наш Петя. Петю дискриминировали   изначально,   Петя плохо учится, он не очень усваивает программу, оценки у него оставляют желать лучшего. То, что мы склонны называть интеллектуальным развитием, у Пети нет. Но зато, как вы понимаете, где-то должна быть компенсация – наш Петя лупит всех подряд. И противостоять ему во дворе толком может только один мальчик, которому 12. То есть его физическое развитие выше нормы.

Социальное развитие Пети близко к норме, потому что он достаточно хорошо выстраивает свои социальные роли дворового хулигана. К началу третьего класса, посредством Марии Петровны отчасти, у него закрепилась роль хулигана, и Петя с этим согласился. Он приблизительно представляет себе, у него хватает на это интеллекта, как ведут себя хулиганы, и так себя ведет, поэтому социальное развитие Пети где-то в пределах нормы. Эмоциональное развитие Пети никому неизвестно, потому что его восьмилетние эмоции никого не интересуют, кроме одной – его агрессивность. Надо думать, он отстает.

Дальше у нас Света. Света – хорошая девочка. Она не особенно сильна интеллектуально, но старается. Бывают такие девочки во втором классе. Если спросить Марь Петровну, то она скажет: «Все-таки повыше немножко нормы, потому что тетрадочки аккуратные, всегда ручку поднимает». Физическое развитие Светы – норма. Она хорошая астеническая девочка, не какой-то особенной силы, но все нормы, которые записаны у школьной медсестры , Светочка выполняет.

Социальное развитие Светы хорошее, у нее есть две подружки, они вместе могут даже противостоять Пете. Он сразу троих поколотить боится. Они выходят и говорят: «Петя, какой ты плохой мальчик! Зачем ты так поступаешь? Не нужно хулиганить, Петя. Руки у тебя грязные, пойди, помой». Петя от этого сатанеет, но сделать сразу против трех Светочек ничего не может, поэтому социальное развитие Светы мы обозначим как хорошее. Про эмоциональное развитие Светы опять же никто ничего не знает. Она так стремится быть хорошей, она так стремится быть правильной, что свои чувства она не опознает совсем. Впрочем, чужие чувства она опознает, потому что от Марии Петровны зависит многое в ее благополучии. То есть все же отстает, но не так как Петя.

Теперь Сережа. С Сережей все сложнее. Сережу в три года научили читать по кубикам Зайцева. В пять он прочитал энциклопедию динозавров и еще год доставал всех латинскими названиями динозавров. Мама и папа гордились, говорили, что он, наверное, вундеркинд. Отдали в обучалку-развивалку, там он тоже всех задолбал своими динозаврами, но, поскольку интеллект у него хороший, реально хороший, он сам быстро понял, что хватит, и включился в крысиные гонки, вот эти обучально-развивальные. То есть задолго до школы он включился в эти гонки, поэтому все, кто наблюдает восьмилетнего Сережу (который прочитал «Мастера и Маргариту», родители подсунули, Сережа прочитал), все гордятся. Соответственно, он серьезно выше нормы интеллектуально. Физическое развитие Сережи слабенькое, потому что некогда было – он не лазил никуда. Петю он боится просто до безумия. По тому анекдоту про пролетария и интеллигента на Арбате, знаете?

Идет по Арбату интеллигент в шляпе, а навстречу ему пролетарий в кепке, и что-то лицо интеллигента пролетарию не понравилось, пролетарий ему говорит: «А ты чего тут?» И бац, ему в морду. Ну, интеллигент хоп, и откинулся. А пролетарий пошел дальше. Интеллигент остался лежать в луже, навзничь, лежит он, смотрит вверх, а там такое небо серое, как сегодня, дождик капает. Он лежит и думает: «Действительно, и чего я здесь?»

Сережа все время чувствует возможность стать героем этого анекдота. Конечно, он еще не осознает этого, ему всего восемь, но он чувствует.

Что касается социального развития Сережи, он прекрасно общается со взрослыми – он может рассказать, он достаточно вежлив, то есть общение Сережи со взрослыми прекрасно. Общение Сережи со сверстниками намного-намного хуже – сверстникам не интересно с ним. Он предлагает себя, он не умеет предлагать ничего другого, кроме себя. Взрослым Сережа очень нравится, сверстникам – нет. Слышать и понимать их он не умеет. Родители говорят, что они его не понимают, потому что Сережа вундеркинд, а эти всё «понаехали». Поэтому социальное развитие Сережи, увы, ниже нормы.

Эмоциональное развитие Сережи. А мы опять про него ничего не знаем, потому что наш Сережа никогда не сталкивался с тем, что чувства могут играть как ресурс. Он всегда знал, что интеллект может играть как ресурс, ему это рано объяснили. Поскольку он не дурак, он догадывается, что физическое развитие тоже могло бы играть, он Петино превосходство понимает. Социальное он тоже понимает, он понимает, что со сверстниками у него не складывается, но что с этим сделать, он не знает. Что чувства могут быть ресурсом, он вообще не в курсе, ему об этом никто никогда не говорил, поэтому он где-то с остальными, ниже нормы.

Отцы и дети

Кто у нас норма, и что у нас норма? Наверняка у половины зала возникло: «Что же это они у вас все такие убогие?». Рассказываю историю. Эта история произвела на меня колоссальное впечатление, я ее помню до сих пор. Когда я училась еще на психолога, это было много лет назад, психология развивалась бурными темпами, потому что Россия открылась миру, и к нам приехали много-много варягов, которые просвещали нас. Я со всеми ходила, просвещалась. Кроме того, они нам помогли материально, на деньги каких-то сахарных спонсоров у нас в Петербурге открыли первый садик для детей с отклонениями развития. Причем там были и обычные дети. Мою группу повели туда на практику. Нам до этого объяснили, как нужно общаться с этими детьми, дали какие-то базовые знания.

И вот сам сад. Большое помещение, на полу ковер, много игрушек, причем игрушек таких – вам это сейчас всё по барабану, вы изобильно живете, а я таких игрушек никогда не видела, ни я, ни мои дети – какие-то большие мягкие кубики, всё яркое, всё эргономичное. А там внизу на ковре дети. Я не могу сказать, что я до этого не видела детей с нарушениями развития, конечно, видела, но столько сразу, подозреваю, что нет. Причем я уже была зрелым человеком, у меня второе высшее образование психологическое. Первое – биологическое. Я была взрослым человеком с двумя детьми, но всё равно. Кто-то там куда-то ползет, у кого-то судороги, кто-то сидит и головой куклы колотит по полу, парочка детей с синдромом Дауна бегает, еще что-то такое. Я поняла, что я к этому не особенно подготовлена.

Мои коллеги начали пытаться коммуницировать с этими детьми. Я тоже попыталась коммуницировать с тем ребенком, который колотил куклой, отдавая себе при этом отчет, что мне жалко куклу, что я пытаюсь его отвлечь, потому что кукла хорошая, дорогая, ни у меня, ни у моих детей таких не было. Если в этом отдавала себе отчет я, то, разумеется, ребенок почувствовал, в ком я заинтересована. Естественно, коммуникация со мной была ему совершенно не в радость, он заорал, оттолкнул меня и еще интенсивнее начал колотить… То есть ему стало хуже. Я это, естественно, увидела и поняла, что лучше вариант «не навреди». Я в том виде, в котором я есть, не показана к коммуникации с детьми, которые и так имеют очень серьезные проблемы. Кроме того, я – астматик, сами понимаете, я не взяла ингалятор. Я чувствую, меня накрывает, выйти я не знаю как, я встала к стенке, роста, как видите, я большого. Я встала к стенке, я смотрю, у них в группе есть раковина, я думала: «Если я сейчас подойду и холодной водой умоюсь, будет ли это нарушением каких-то правил?» Стою, стараюсь смотреть поверх, на игрушки, чтобы не видеть всего.

Вдруг снизу меня кто-то дергает за штаны. Я смотрю туда, там стоит крошечная девочка-даун, маленькая совсем. Дело в том, что они в росте отстают, поэтому сколько ей лет, я и сейчас не знаю. Может быть ей было три, может быть, ей было четыре, может быть, ей было пять – не знаю, но крошечная. Я вспомнила, что когда нам представляли детей, ее называли Настей. Она стоит, причем дауны обычно улыбаются, а эта не улыбается, она смотрит на меня абсолютно серьезно снизу вверх. Я думаю: «Разговаривает она, не разговаривает? Понимает она что-нибудь, не понимает?» Я изображаю крокодильскую улыбку, знаю, что к детям нужно сесть, нас этому учили. Я думаю, сейчас сяду и завалюсь, только напугаю ребенка. Поэтому сверху вниз на нее смотрю, соответственно, говорю: «Что тебе, Настенька?» Она на меня абсолютно серьёзно смотрит некоторое время, изучающее, а потом говорит: «Худо, тетя, дя?» Меня аж повело! Я молчу. А что тут скажешь? Она видит, я не реагирую. Тогда она берет руку, выплевывает на нее конфетку, я подозреваю, это кто-то из наших дал, сейчас таких вещей нельзя делать – тогда все было можно. И говорит: «Ня, тетя, пососи!».

Теперь давайте посмотрим, что сделал этот ребенок с синдромом Дауна. Среди группы незнакомых ему взрослых людей этот ребенок вычислил человека, которому плохо, то есть она прочитала чувства незнакомого человека, просканировав незнакомых в пространстве, эмоционально просканировав, ведь интеллектуально, как мы знаем, дауны серьезно отстают. Дальше она приняла решение вмешаться в ситуацию, то есть не просто прочитала, но и приняла решение пойти и что-то попытаться сделать с этим – человеку плохо, пойти, что-то сделать.

Дальше она подумала, что же можно сделать, раз человеку плохо, и сделала доступный ее мозгам выбор: конфетка вкусная, ей, Насте, конфетка нравится, ей хорошо, когда она сосет конфетку. Поэтому если отдать человеку свою конфетку, то, скорее всего, ему тоже станет лучше. и его состояние улучшится. Вы много знаете четырехлетних детей без синдрома Дауна, которые на такое способны? Я ни одного, если честно.

Что мы имеем? Настенька серьезно слаба интеллектуально, дети с синдромом Дауна плохо развиты физически. Социализация Настеньки находится в пределах нормы, она вписана в свою группу, где она находится. Ее эмоциональный интеллект остальным и не снился. Вот так. Где мы ищем нормы?

Это характерно для всех детей с синдромом Дауна?

– Для многих. У них компенсаторное эмоциональное развитие, они считывают эмоции, если их принимают, то очень настроены. Они настроены на эмоциональное состояние других людей. Если это поощрять, то оно развивается очень мощно и могуче. Почему те, кто с ними общается, говорят, что очень позитивно с ними общаться? Они отдают, они настраиваются на другого человека и с ним позитивно взаимодействуют.  Они не очень понимают какие-то интеллектуальные посылы, а ответную эмоцию, обратную связь, типа «ты мой хороший!» они понимают прекрасно и как бы готовы работать на это.

Что мы из этого можем сказать про нормы? Фактически ничего. Все время надо помнить, что развитие не однолинейно. Что-то мы фиксируем – мы здесь зависаем. А остальное все тоже существует. Собственно, что-то определяет наш карьерный рост, еще что-то. Физически развитый человек очень хорошо себя чувствует физически, социальный человек чувствует себя принятым и на месте – это ощущение человека на своем месте. Эмоциональный интеллект дает это ощущение, что мало того, что я в мире на месте, еще и мир ко мне хорошо относится. Вот это счастье.

Продолжение дальше...

0

86

Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка

5 октября в Школе осознанного родительства «Большая медведица» состоялась лекция детского и семейного психолога Катерины Мурашовой «Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка».

Отцы и дети

Продолжение статьи...

Личный контекст для собственного ребенка

Еще пару слов скажу про интеллектуальное развитие. Есть два критерия маркировки развития общего интеллекта дошкольника. Понимаете, кроме общего интеллекта есть развитие пространственного мышления, памяти, еще несколько когнитивных штук, но есть общий интеллект. У дошкольника две вещи маркируют развитие общего интеллекта –сложность ролевой игры, которую может организовать и провести ребёнок. Чем сложнее ролевая игра, которую может организовать и провести ребёнок, тем выше развитие его общего интеллекта. Это про дошкольников.

Второй критерий – сложность вопросов, которые задает ребенок. Чем сложнее вопросы, которые задает ребенок, тем выше его общий интеллект. Был такой мудрец Авиценна, когда он уже был старенький, у него спросили: «Скажите, вы такой мудрый, наверное, вы и в детстве выделялись как-то среди сверстников, наверное, больше всех знали, больше всех умели?» Он сказал: «Нет, когда я учился в школе (медресе, наверное, поскольку он мусульманин) были ученики, которые знали больше меня и умели больше меня, но я был лучшим из задающих вопросы».

Никаких других критериев нет вообще. Скорость, с которой ребенок складывает пазлы, количество стихов, которые знает ребенок, его умение читать, писать, брать интегралы – ничего, только две вещи – сложность ролевой игры, которую он может организовать и провести, и сложность вопросов, которые он задает. Больше не играет ничего.

Ролевые игры с куклами, с человечками?

– С чем угодно. Чем больше работает фантазия ребенка – то есть ребенок может скакать на лошади, которая, как настоящая, и ребенок, который может скакать на палке, потом поставить ее в угол и сказать: «На тебе сена», – интеллект более развит у второго. Ребёнок, который может играть в доктора только с набором «Юный доктор» или ребёнок, который скажет: «Это у нас будет градусник, это у нас будет набор хирургических инструментов, это у нас будет бокс, в котором мы делаем лекарство, а из этого мы сейчас сделаем кровати», – у этого ребенка более развит интеллект.

А если участники ролевой игры у ребенка вымышленные?

– В чем тогда заключается ролевая игра?

Сам процесс в чем заключается? Ребенок ходит вот так и говорит: «Однажды Маша сказала, а Миша ей ответил, и тогда пришла Света и сделала следующее». В чем ролевая игра? Ролевая игра – это житие мира.

– Если изображать разными голосами выдуманных персонажей?

– Это хорошая ролевая игра, но развитая ролевая игра, на чем прекращает свое существование – это создание миров, то есть мир магазина, мир больницы, мир звездных войн, мир школы, мир детского садика, мир волшебного леса. То есть мир, и в нем что-то происходит –ребенок разговаривает разными голосами, там у него есть вымышленные персонажи. Я знала ребенка, у которого была прекрасная страна, многолетняя существующая страна, в которой герои были – коробочки из-под йогурта. И эта жизнь была полна страстей, полна событий, приключений.

Выходит так, что игрушки ребенку вообще вредят и не нужны? Ему лучше со спичечным коробком играть, чем с набором доктора?

– Да, особенно если игрушки пластмассовые. Пластмасса – мертвый материал. Мне очень не нравится, что все детские площадки заменили пластмассовыми штуками. Да, чем меньше ребенок использует готовых игрушек, и чем больше работает его фантазия в процессе создания этих миров, тем лучше для развития его общего интеллекта, это правда.

У школьника неизвестно, что маркирует развитие общего интеллекта, но очень часто используют успеваемость. Недавно у вас в Москве провели очень большое и серьёзное исследование, оно называлось «Московский мониторинг». Это то ли готовились к созданию реестра одаренных детей, то ли что-то такое, но исследование было качественное. У нас очень часто как? У нас на 9 детях поставят… Почему я странно отношусь к российским исследованиям и к советским странно относилась? Я же биолог – я знала, сколько мышей нужно, чтобы сделать один вывод. Когда я пришла в психологию, я осталась в совершеннейшем недоумении по поводу экспериментальной базы психологии. Психология претендует на то, что она как бы наука, но при этом на девяти студентах что-то там делают, потом делают на девять страниц выводов – очень странная вещь. Почему я люблю американцев, потому что их исследования в этом отношении мне понятны – там 900 испытуемых и три строчки выводов.

Так вот, «Московский мониторинг» – одна из редких качественных вещей. Его результаты до сих пор не опубликованы, психологическое сообщество в некотором недоумении по этому поводу. Естественно, как вы понимаете, из-под ковра кое-что просачивается. То, что просочилось: 2/3 детей с высоким интеллектом – то, что меряется какими-то тестами – не участвуют ни в каких конкурсах и олимпиадах. А треть детей с высоким интеллектом не усваивают программу по основным предметам, имеют по ним плохие оценки.

Ага, приехали! Маркировки развития интеллекта школьников у нас нет совсем. Никак – ни наука, ничего. Норму мы вычислить не можем. Если про дошкольников у нас есть две такие штуки, они железно связаны: если ребенок задает интересные вопросы, трудные и хорошо организует сам ролевую игру – это ребенок с высоким интеллектом. Проверяй тестами, не проверяй – будет высокий интеллект.

Если он становится школьником, разве эти способности куда-то уходят? Как они продолжаются?

– В том-то и дело, что ребенок, который создавал эти миры, то есть он мог их создавать на глазах изумленной публики, и они были блестящие; он задавал такие вопросы, которые ставили в тупик кандидата физических наук; он строил такие гипотезы, что просто ах! И вот он пришел в первый класс. Ему говорят: «Две клеточки сюда, две клеточки сюда». Он говорит: «Подождите, скажите, почему тетрадь в клеточку?» Э-э-э… Мария Петровна говорит: «Молчать! Две клеточки сюда, две клеточки сюда». Он говорит: «Давайте мы поиграем так, как будто мы все – экипаж космического корабля, и мы летим?» – «Молчать! Жи, Ши пиши с буквой И».

А если ребенок совсем не задает вопросы?

– Это очень плохо.

Но хорошо играет в ролевые игры.

– Единственный вариант, который здесь родителям нужен – это самому задавать вопросы и самому на них отвечать. Дети – имитаторы, чтобы у него сформировались, по крайней мере, эти связки, в каких случаях задают эти вопросы.

Что еще для нас важно? Всем известна такая вещь, как кривая нормального распределения. Когда мы говорим о норме и не норме в развитии ребенка, нам важно различать нарушение развития и темповую задержку развития. Собственно, это медицина и психология делать умеют, но родителям опять же нужно понимать, о чем идет речь.

Что такое темповая задержка? Это значит, что ребенок развивается, но запаздывает, то есть он в четыре года делает то, что другие дети делают в три, и в пять делает то, что другие дети делают в четыре года. Но его развитие идет – это темповая задержка.

Что такое нарушение? Нарушение, когда все идет не так – он не делает в пять то, что дети делают в три года. Он в пять лет делает что-то совсем другое, не то, что в три, а что-то совсем другое.

Что про темповую задержку нам важно понимать? 9 из 10 детей с темповой задержкой потом нагонят. Это тоже надо понимать. Если у ребенка темповая задержка развития, когда-то через какое-то время он догонит тех, кто ушел вперед. Кривая нормального распределения у нас всем известна.

Если у нас есть темповая задержка, природа – вещь симметричная, то у нас есть и темповое ускорение. Здесь те дети, которые в четыре года делают то, что другие делают в шесть. В пять лет они делают то, что другие делают в восемь. Иногда это называется ранняя общая детская одаренность. Что нам нужно знать? То, что 9 из 10 вернутся в норму. Один, бедняжка, так и останется. Что значит, если мы имеем дело с задержкой? Это значит, что нужно спокойно развивать этого ребенка, он потом придет в норму. Что нужно знать про ускорение? Не нужно развивать этого ребенка, иначе мы сформируем у него невроз и суицидальные вещи в подростковом возрасте, когда произойдет компенсация этого раннего ускорения, это тоже надо понимать.

Когда мы думаем о норме и не норме в применении к собственному ребенку или к какому-то конкретному ребенку, с которым мы имеем дело, что нам надо иметь в виду? Нам нужно принять некое решение, для начала. Исследовав этот вопрос, мы видим, что никакой объективной нормы – не нормы не найти, но, тем не менее, мы о норме всё время говорим. И более того, мы все понимаем, что в реальности под нормой есть что-то. Как ни крути, мы всё-таки можем сказать: это совсем не норма, а это ближе к норме, а это просто совсем-совсем норма.

Когда мы задумываемся в применении к конкретному ребенку об этом, мы должны составить свой собственный контекст. Сейчас я объясню, что я имею в виду. Только я бы хотела подчеркнуть, что этот контекст должен быть ваш личный, то есть это вы должны решить, что вы подразумеваете под нормой, а не педиатр в поликлинике и не заезжий психолог, а конкретно вы – что вы понимаете под нормой? Возможно, вы под нормой понимаете возможность полноценной социальной адаптации, то есть адаптировался, нашел свое место – значит, норма. Социально адаптированный человек с синдромом Дауна – норма. Почему? Потому что он социально адаптирован. Возможно, вы так считаете про норму: сумел социально адаптироваться – норма; не сумел – не норма.

Возможно, вы считаете, что выжил – уже норма. В конце концов, у нас толерантный мир, у нас что-то еще… Жив, и ладно.

Возможно, вы считаете, что норма – это способность человека быть счастливым. Если удастся как-то сделать так, что он периодически (вы же понимаете, что постоянно счастливы только клинические идиоты) испытывает вот это, что мы называем счастьем, значит, норма, значит, всё хорошо. Как только мы этот контекст для себя формулируем, мы сразу понимаем, что делать. Помните, один из вариантов – полноценная социальная адаптация, то есть нашел человек, удалось ему социально адаптироваться, значит, норма.

Хорошо, мы имеем ребенка с нарушением развития, с темповой задержкой развития, с какими-то заболеваниями  – раз мы себе ответили, что норма – это полноценная социальная адаптация (мы же не можем убрать у него хромосому при синдроме Дауна, но мы можем его адаптировать). И вот мы идем – чух, чух, чух, мы знаем, что мы можем сделать для того, чтобы была норма.

Или мы для себя отметили, что для нас норма – это вхождение вот сюда, где для обычных детей норма. А ребенок пошел вот сюда или вот сюда (там, где не норма). Мы видим, и все нам утверждают, что он сюда никогда не дойдет, а для нас норма – это здесь (середина). Тогда что нам делать? Сесть и плакать, жалеть себя, жалеть ребенка, то есть мы не понимаем, что нам делать.

Был такой роман Олдоса Хаксли «О дивный новый мир». Это антиутопия, и там они с помощью каких-то методик, вероятно, каких-то генетических модификаций, по потребности общества формировали разные типы людей – от альфа (они по греческому алфавиту) до плюс-минус эпсилон полукретинов. И сформировав их – альфа, бета, гамма, и нижние были эпсилон-полукретины, они заведомо знали, куда они их денут, и социально адаптировали всех. У них там все были социально адаптированы. Соответственно, плюс-минус эпсилон полукретин работал лифтером, поднимал и опускал, поднимал и опускал, и когда он доезжал до верха, там он видел солнце, и это его необыкновенно радовало. Надо сказать, что у Хаксли всё-таки антиутопия, он вроде как считал, что так не надо, но, с другой стороны, там был замечательный строй, в этом смысле.

Какие у родителей есть возможности усилить или сформировать нарушения развития? Раннее детское развитие – это не предел, можно работать дальше.

Как счастливым-то сделать?

– Я сейчас скажу, как сделать несчастным. И это можно перевернуть…

Неполиткорректная шкала и правило утки

Что за шкала последняя, про которую вы ничего не говорите?

– Я не знаю, существует ли она, потому что это звучит очень неполиткорректно. Всё-таки есть ощущение, что есть творческая концепция, которая не связана ни с интеллектуальным развитием и ни с одной из этих шкал. Полностью забить эту шкалу можно, убрав тот единственный период креативности. Я знаю, как сделать так, чтобы здесь вообще ничего не было – надо долго-долго ставить границы и быстро-быстро ставить в обучалку-развивалку – эта шкала не будет для вас иметь вообще никакого значения.

А если она явная очень?

– Я не знаю. Почему я ее нарисовала пунктиром? Что делать с этим, я не очень знаю. Я несколько раз в жизни видела, как это существует. Ведь помимо общей детской одаренности, про которую я говорила, существует специальная ранняя детская одаренность – это художественная, самая ранняя, проверяющаяся, потом музыкальная, есть еще позже, гораздо проще – способность к решению задач с помощью логического – она позже формируется. Дело в том, что когда это видишь, спутать это ни с чем нельзя.

Ко мне приходят и говорят: «Есть ли у моего ребенка художественные способности?» Я говорю: «Ребята, если у вас есть специальная художественная одаренность, то вы это ни с чем не спутаете, и ни к кому не придете спрашивать». Это, знаете, как на улице идет дождь, или наоборот. Это действительно ни с чем нельзя спутать, и ощущение от этого остается, что через него Кто-то говорит, оно такое: «А-а-а». Бывает, оно крайне редко бывает. У меня такое ощущение, что если вдруг с ним встретишься, то нужно аккуратно-аккуратно рядом стоять… Если он рисует, то ему нужно подавать краски и листочки. Если он по ночам строит пианино, то купить ему пианино, барабан… Как-то так, аккуратно-аккуратно. Что-то специально с этим делать, мне кажется, не стоит, потому что мы не знаем, откуда оно приходит, что оно такое. Поэтому я это так аккуратненько и нарисовала. Надо сказать, что счастья оно не очень добавляет. Счастье, оно не отсюда.

Что могут наши родители, чтобы усилить или сформировать нарушение развития? Естественно, педалировать то, что у него и так развито. Соответственно, Сережу перевести на класс старше, чтобы его социальное развитие совсем ушло вниз. Отдать его в какую-нибудь гимназию, причем желательно в класс не по возрасту, и говорить всё время, что он такой умный, что он только со взрослыми может общаться, потому что по интеллекту он только с ними и может. И эти вообще его не интересуют, они ниже его по уровню развития. Нарушение развития будет вплоть до суицидов в разном возрасте.

Физическое развитие тоже можно педалировать, вместо головы у ребенка футбольный мяч, потому что папа его мечтал стать футболистом – легко. Социальное развитие педалировать труднее, но можно выращивать социальных приспособленцев, типа: «Ты только не высовывайся, надо вот так и так». И через некоторое время ребенок вообще перестает понимать, кто он такой, чего он хочет, чего не хочет.

Надо рано, как можно раньше нужно учить ребенка считаться с чужими чувствами, причем все знают, как это делать, но мало кто делает. «Как же? Он еще маленький». У нас детоцентрическая семья. Ко мне приходят и говорят: «Как мне сделать что-нибудь?» Я говорю: «Как хотите, так и делайте». Они мне говорят: «Как ребенку лучше?» – «Да наплевать. Никак. Вы большие утки – делайте, как хотите».

Про уток – это понятно? Видели когда-нибудь, как ходит утка с утятами? Видели? Утка, а за ней утята. Как вы думаете, были утята, которые сюда ходили, туда ходили? Были, конечно, только их съели, они отобрались естественным отбором. К чему я? Потому что утка знает, куда идти, утка знает, где опасно, где не опасно, а утята не знают. Эволюционно выработалось, что детеныш птицы и млекопитающего приспособлен интеллектуально, физически, физиологически, психологически – он приспособлен следовать за самкой. У него нет ресурсов вести за собой, поэтому если мы в семье устраиваем детоцентризм, то есть мы будем делать, как лучше ребенку, то мы перегружаем нервную систему ребенка изначально. Если нервная система здоровая, сильная, то мы получим капризного ребенка. Если нервная система и так траченная чем-то, то мы вполне можем получить нарушение развития.

Как можно раньше надо учить ребенка реагировать на чужие чувства, опознавать их и изменять его поведение под эти чувства, под чужие. Первое и естественное – это семья, то есть мама, папа, бабушка, брат, сестра, еще кто-то. Не наученный ребенок, ребенок, который думает, что мир вращается вокруг него, живет дальше, не умирает, ничего с ним ужасного не происходит, но его возможность быть счастливым… Понимаете, мы же более счастливы не тогда, когда получаем, а когда отдаем – это же очевидно, тем более в нашем, дико избыточном мире. Ко мне зачастую приходят родители подростков и говорят: «Я уже не знаю, что ему дать. Я ему предлагаю – давай ты пойдешь туда-то». А ему ничего не надо, кроме последней марки айфона.

«Как можно раньше» – это всё-таки какой возраст?

– Исследование середины XX века – ребенок способен считывать эмоции матери и изменять свое поведение в соответствии с тем, что он считывает, через четыре часа после рождения. Полуторагодовалый ребенок может совершенно спокойно говорить: «Папа спит, тихо». Это совершенно нормально.

Я своими глазами видела одну душераздирающую историю. Ребенку полтора года, он не говорит практически. Нормальный ребенок, нормальная мать играют в такую игру: мать нажимает ему на нос и говорит «би-и-п!», а ребенок хохочет. Такая игра. Потом у ребенка случаются фебрильные судороги и клиническая смерть. Мать не теряет присутствия духа, начинает реанимационные мероприятия, старшая девочка вызывает скорую помощь, и когда приезжает скорая помощь, ребенок уже дышит. Его накачивают чем-то, он открывает глаза. Дальше, естественно, вся бригада скорой помощи, мать, стоят – никто же не знает, никто же не смотрел на часы, сколько мозг былв отключке ? Там может от нормы до растения, и никто не знает, и врач не знает.

Все стоят и смотрят – ожить-то он ожил, а с личностью что? Ребенок открывает глаза, фокусирует взгляд, вроде как мать узнает, и все: «Ах!» Врач говорит: «Вроде пронесло, вроде нормально всё». У матери «отходняк», ее начинает колотить, слезы текут, сопли текут, она хватает ребенка. Ребенок смотрит на нее, у него мозги плавают, понятное дело, он пытается что-то осознать, он нажимает ей на нос и говорит: «Мама, бип!» Понимаете, да? Полтора года ребенку – он прочитал ее эмоциональное состояние, он вспомнил, как делать, чтобы было радостно, и сделал это.

Если кто-то собирается ждать, когда он немножечко подрастет, а потом я научу его считаться с чужими чувствами, можете даже не заморачиваться.

Норма – это то, что вы установили для вашей семьи

Что еще может вызвать нарушение развития? Педагогическая запущенность, причем педагогическая запущенность – это отнюдь мы говорим не о родителях-наркоманах или алкоголиках, хотя эти люди тоже существуют, и мы никаким образом не можем списывать это со счетов. Но существует педагогическая запущенность и другого рода – дать ребенку планшетик и как бы забыть, потому что ребенок туда сел и всё. Или включить ребенку мультики.

С ним нужно как-то заниматься?

– С ребенком? Да, вы абсолютно правы. Вы так точно сформулировали – нужно заниматься.

Я имею в виду, что конкретно нужно делать?

– С ребенком нужно заниматься в соответствии с его возрастом. Есть игры для детей первого года жизни, второго, третьего и так далее.

Совсем его лишить планшета?

– Почему, почему? Если вам хочется, ради Бога. Вы даете ребенку, хотите – давайте, не хотите – не давайте. У ребенка до, по крайней мере, пяти лет наглядно-действенное мышление, то есть ему нужно взаимодействовать как-то с предметами, предметы должны быть в объеме, у них должны быть разные характеристики и так далее. Все эти айпады задействуют визуалку и аудиалку. Соответственно, это обеднение мира, его уплощение. Но это не значит, что по каким-то причинам вы должны встать в позу и выбросить телевизор с балкона.

Норма, что ребенок смотрит 15 минут телевизор в день?

– Норма – это то, что вы решили для вашей семьи. Вы понимаете, что есть в мире семьи, где нет телевизора, и дети его не смотрят совсем. Это норма для них. Есть вариант, где дети смотрят 15 минут в день, есть, где они смотрят полчаса в день. Есть, где они с мамой с утра до ночи сидят и смотрят телевизор.

Что такое педагогическая запущенность?

– Педагогическая запущенность – это когда ребенок смотрит телевизор без мамы. Вот это свое – заниматься ребенком – перекладывают на что-то другое: на улицу, на воспитателей, на телевизор, на социальные сети, еще на что-то. Мать это отпускает – это и есть педагогическая запущенность. Может она не приводить к нарушениям развития? Конечно, может, и в большинстве случаев не приводит, потому что к нарушению развития приводят более серьезные вещи. Но если там что-то трачено, то может и привести.

Бывают совершенно особые случаи. Вот самый яркий, который встречался в моей жизни, ярче я даже не припомню. Однажды ко мне на прием пришла женщина с уже взрослым мальчиком 12 или 14 лет. Мальчик выглядел странно, и идея о нарушении развития для меня даже не была гипотетической. У него было какое-то нарушение развития – он был толстый и говорил таким голосом: «Мя-мя-мя» (писк). При этом он физически был крупный и толстый.

К моему изумлению (я решила не спрашивать у матери, я решила, что она мне сама скажет, какой диагноз установлен), она предъявила проблему, что он не самостоятельный. Я несколько офигела, но решила с ним всё-таки поговорить. Вот как она предъявила проблему – что он не самостоятельный и учительница жалуется. Я подумала, что если есть учительница, значит, он учится в какой-то школе вспомогательной, и всё не так плохо, как мне показалось вначале.

Я его спросила: «В какой школе ты учишься?» Он мне назвал обычную реальную школу. «Как ты учишься?» – спросила я. «У меня три четверки, остальные пятерки», – сказал он. Мое впечатление о нарушении развития никуда не делось. Тут я с матерью говорю: «Что с ним?» Она говорит: «Не знаю. Он всегда так говорил». – «Как – всегда?» – «Так, всегда. Раньше совсем плохо говорил, я ему массажик делала, еще что-то такое делала». Я говорю: «С друзьями как?» – «Никак, он с другими не общается, он со мной всё время. Что же делать? Это мой крест». Я говорю: «Ну ладно, давайте попробуем».

Я ему давала задание, он на неделю уходил, через неделю приходил и отчитывался. Задания были какие? Подойти к человеку на улице и спросить у него время; пойти в магазин, купить булку – какие-то такие вещи. Что-то у него получалось, что-то не получалось, но процесс на самом деле шел. При этом парень радовался и голос был пониже.  И я радовалась – процесс идет.

А с матерью как-то не складывалось. Я чувствовала – я что-то говорю, а она как-то уходит всё время. Дальше я его послала на лечебную физкультуру, потому что физически он явно какой-то совсем слабый. А моя коллега, руководитель отделения лечебной физкультуры на следующий день, после того как он пришел, говорит: «Слушайте, он вообще чего? Что с ним? Лечебная физкультура лечебной физкультурой, а вообще-то с ним что?» – «Я вообще представления не имею. В карточке, я читала, ничего такого». Когда я спрашивала, мать говорит: «Да, обследовали, но ничего такого». Но всё-таки физиономия грушевидная и вот это «ня-ня-ня».

Я говорю матери: «Вы его по трисомии обследовали?» Потому что там же частично бывает, там же бывает целиком эта хромосома, синдром Дауна, а бывает кусочками, и тогда что-то где-то, как-то. Чего я ожидала, когда я задавала этот вопрос? Я ожидала, что она скажет: «Да, обследовали, ничего». Или, соответственно: «Я не помню, на что обследовали, но, наверное, и на это тоже». И тут она падает в обморок! Знаете, как в XVIII веке – хопа! Я заметалась, я же не медик. В конце концов, я набрала воды в рот. Делать-то чего?  Тут она приходит в себя, а у меня инсайт – психолог такой, почти год я на этого ребенка смотрела, тут до меня доходит, я говорю: «Всё, я всё поняла. У вас был ребенок с синдромом Дауна?» Она говорит: «Нет, не так».

Они были молоды с мужем, а молодых не тестируют, считается, что дауны рождаются после определенного возраста. Они были не готовы, и она говорит сейчас, что ее, в основном, гнетет то, что она даже не сопротивлялась. Когда у них родился ребенок, ей сказали: «Оставьте, вы молоды, вы родите нормального». Пришел муж, они жили со свекровью, они сказали, что они не готовы к такому, что им нужен полноценный ребенок. Она не сопротивлялась, отказалась от ребенка, но это ее душило. С мужем она развелась почти сразу после рождения второго ребенка. Этот ребенок нормальный, дауна она из него сделала. Я, честно говоря, до этого, пока не увидела этого ребенка, думала, что это невозможно. Так вот, это возможно.

Это к вопросу о формировании нарушений развития, это особый случай. Ей нужен был на самом деле даун, и даун ей был послан, но она от него отказалась, ей нужен был ребенок, который «мой крест», то есть мы вместе, мы всегда рядом, он без меня не может – ей нужен был даун. Я говорю: «Знаете что? Это слишком дорогая цена за ваши какие-то приколы. Его надо отпустить. Найдите себе, усыновите, если у вас такой опыт делания даунов из подручных материалов, вы знаете, как с этим обращаться. И с настоящим сумеете. На самом деле, может быть, жив тот ребенок?». Она говорит: «Это девочка». – «Хорошо, ищите девочку ту, может быть, вы еще успеете. А нет – на могилке поплачете. Пока ищете ее, найдете других, сумеете выбрать кого-то еще». И она радостно куда-то убежала. В общем, бывают совершенно удивительные случаи.

Возможности у родителей скорректировать уже имеющиеся нарушения развития у ребенка практически безграничны. Я видела одну ситуацию, она тоже за всякими пределами – социально адаптированного микроцефала. Это, с моей точки зрения, невозможно, но я, тем не менее, видела. Женщина-кинолог родила ребенка и довольно долго ходила по врачам и спрашивала, что он такое. Она его забрала, ей тоже говорили его оставить. Что такое микроцефал, вы понимаете – мозг практически там только частично, и с корой всё плохо, то есть они не разговаривают, вообще ничего.

Она ходила по врачам и спрашивала: «Что он такое, как мне понять, чего он?» Один старый психиатр, узнав, что она – кинолог, ей сказал: «Что он такое? Он как собака у вас. Вы понимаете, каким-то командам, наверное, его можно обучить. Он по интеллекту, по всему – как собака». «Правда, что ли?» – сказала она. «Правда», – сказал психиатр. «Спасибо», – сказала она и ушла, и перестала ходить по врачам. Я не помню, как его звали изначально, она звала его Джеком. И вы знаете, она его научила даже команды у собак отрабатывать, то есть вырабатывать закрепление. Она Джека научила апорт кидать собакам, вольеры убирать, и команд он понимал много, она говорила, порядка 150. Невозможно, но это было сделано, Джек был социально адаптирован, я это видела своими глазами.

То есть возможности безграничны. Опять же важен контекст. Что спасло эту женщину и ее Джека? То, что ей задали контекст. Ей сказали, что он такое, а ее контекст был: «А с собаками я работать умею». Если мне досталась собака, то я сделаю так, что с ней будет всё хорошо – и с ней стало всё хорошо. Знаете, с чем она ко мне пришла? Ей же не нужна помощь психолога. Зачем? Она пришла спросить меня, во сколько лет можно переключать на Джека свою младшую дочку, чтобы он выполнял ее команды. Чтобы она не натравила Джека на кого-нибудь или каких-нибудь обидчиков своих. Джек огромный размером. Во сколько лет разумно это? Я говорю: «Почему вообще это разумно?». Она говорит: «Мы же не вечные, вдруг он нас переживет, должен же кто-то с ним…».

Отцы и дети

Продолжение дальше...

0

87

Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка

5 октября в Школе осознанного родительства «Большая медведица» состоялась лекция детского и семейного психолога Катерины Мурашовой «Рано? Поздно? Вовремя? Норма и не норма в развитии ребенка».

Отцы и дети

Окончание статьи.

Разум и чувства

Скажите, пожалуйста, до какого возраста можно откорректировать развитие ребенка?

– Поскольку существует такая вещь как психотерапия, в принципе, всегда можно корректировать. Я не знаю возраста. Я не очень верю в психотерапию пожилого возраста, там, на мой взгляд, корректировки не может быть – если чего-то нет, то его взять неоткуда, там может быть только поддерживающая терапия. Во всяком случае, до позднего зрелого возраста, вне всякого сомнения.

Зрелый когда?

– «Пока с ярмарки не начал ехать», условно говоря. Я не знаю. Опять же, каково развитие. Кто-то в 45 уже ощущает себя пожилым, пожившим человеком, который уже однозначно «с ярмарки едет», а кто-то не вышел из тинейджерства к 45-ти годам.

Как лучше научить ребенка считывать чужие чувства, реагировать на них?

– Хорошо, что вы задали этот вопрос. Здесь всё очень просто – чувства надо проявлять, то есть они должны быть, ребенок должен сталкиваться со всеми эмоциональными проявлениями, которые есть, и иметь возможность связать их со своим поведением. Он должен понимать, что я делаю это – и это мать выбешивает. Я делаю вот это – и она попадает в состояние сентиментального умиления, и начинает размазывать по столу розовые сопли. Соответственно, я делаю вот так – и меня все не одобряют. Я делаю вот так – и бабушку это радует, а дедушку, пожалуй, это раздражает. Ребенок должен с самого рождения сталкиваться со всей гаммой человеческих чувств и иметь возможность связать их со своим поведением.

С интеллектом чувства как связаны?

– С интеллектом практически нет. Я вам рассказала историю про Настеньку. Как это связано с интеллектом?

Если он научится считывать эмоции и понимать, что это приведет к одному, а это к другому, он будет манипулировать взрослыми.

– Ребенок начинает манипулировать взрослыми, достигнув полутора лет, автоматически по программе «я могу вас сделать». Почему это связано специально с эмоциями, я не поняла. Может быть, вы уточните? Допустим, я знаю, что вы любите яйца-пашот и терпеть не может яйца-кокот. Приглашая вас в гости, я буду готовить яйца-пашот – это манипуляция? Ребенок знает, что папа любит чай с двумя кусочками сахара и лимоном, а дедушка пьет чай без сахара, но с двумя пакетиками. И желая получить положительное поглаживание, он папе к приходу готовит тот чай, а, соответственно, дедушке – тот. Это манипуляция?

Если он что-то хочет получить – приносит чайку.

– Дело в том, что это не вопрос ребенка, это ваш вопрос. Если вы в ответ на принос чайку включаете ему мультики, то, согласитесь, это не имеет отношения к ребенку, это имеет отношение к вам.

Вы говорите – педагогическая запущенность, но при этом в развивашки отдайте…

– Можно отдать ребенка на улицу, можно отдать ребенка в развивашки – и то, и другое близко. Если мы говорим о маленьком ребенке, а не о более взрослом, который получает образование, то это близко к тому. Честные мамы из рабочих кварталов когда приходят ко мне со своими маленькими детьми, когда я говорю: «Ему полтора года, зачем вы его отдали в группу «Умники и умницы»?» – «Господи, чтобы полтора часа без него кофе выпить», – честно говорят мне мои рабочие мамы с табачной фабрики. Мамы с высшим образованием часто в этом месте делают серьезное лицо.

Как вы относитесь к методикам правополушарного развития у детей? Методика Жохова, например.

– Знаете, никак не отношусь. Помню, дружила с Александром Захаровым, он всё носился с этой идеей лет 25-30 назад, что обязательно развивать надо то полушарие, сё полушарие. Дело в том, что межполушарная асимметрия формируется к семи годам, она реально формируется с нейрофизиологическим подтверждением, поэтому все эти притопы и прихлопы – не знаю. Кроме того, вы же понимаете: 20% праворуких, 7% или 8% леворуких, все остальные амбидекстры. Я думаю, что вреда особенного не должно приносить. Дети очень устойчивые.

Вы говорите, проскользнула такая тема, что в школе усредняют детей.

– Нет, что вы, их не усредняют.

Убивают творчество.

– Не убивает там никто творчество. Просто наша стандартная программа обучения построена на левополушарных вещах, то есть одна задача – одно решение. На самом деле это правда. Или вы хотите сказать, что по-настоящему творческий человек скажет, что в предложении: «Птичка полетела на юг» – четыре подлежащих и пять глаголов? Нет, конечно. Там одно подлежащее и один глагол. Обучение построено на этом, поэтому не сокращать хотя бы период креативности.

В восемь лет в школу идти?

– О, индивидуально абсолютно. Кому-то уже в шесть надо, кому-то в восемь.

Очень многие стали использовать домашнее обучение. Как вы к этому относитесь, не считаете ли, что это ребенка как-то ранит в социальном развитии?

– Да нормально. Послушайте, у нас поколениями дворяне получали домашнее образование, и не сказать, чтобы наши дворяне были уж таким совсем отстающим классом. Конечно, кончилось у них всё плохо. Но с другой стороны, ведь у всех всё плохо кончается, вы же понимаете, что и древние империи все рухнули, я уже не говорю про Эхнатона.

Речь идет о том, что дети – очень неустойчивая система.  Если мама хочет себе головную грыжу и хочет ребенка учить дома, она имеет на это право, это ее ребенок, хочет – с кашей съест. Помните, фразы из школьных сочинений, я очень их люблю: «Чем тебя породил, тем тебя и убью», – сказал Тарас Бульба и отошел на три метра. Но, конечно, при этом надо учитывать: если мы ребенку даем домашнее образование, то мы где-то должны обеспечить ему социальное развитие тоже. Это тоже придется нам организовать. Если в школьном варианте мы не должны это организовывать, ребенок у нас будет гулять, а потом они вместе идут из школы, потом они еще ходят в кружок, на продленку и еще куда-то, то маме, которая занялась образованием ребенка дома, об этом надо подумать. Вот и всё.

Скажите, пожалуйста, есть ли какие-то нормы по развитию двойняшек? На что нужно обратить внимание?

– Двойняшки обычно всегда чуть-чуть запаздывают. Это нормально, потому что они либо зациклены друг на друге, либо они делят пополам. Я помню, ко мне приходили двойняшки, мальчик и девочка, – там мальчик умел считать, девочка умела читать, им было 6 лет. Воспитательница сказала, что они оба умственно отсталые. Это еще ладно. Речь шла о том, что мальчик умел завязывать шнурки, а девочка – застегивать пуговицы. Причем мальчик завязывал обоим, а девочка застегивала обоим. Если хочется очень норму, то их надо разделять и заниматься отдельно с одним, отдельно с другим, иначе они поделят что-то.

Правильно ли я услышала, что родитель внутри себя сам определяет, что есть для него норма?

– Конечно. Причем не внутри себя, а желательно это как-то вывести в сознание, то есть если вы будете на бессознательном уровне это определять, то дальше вам придется жить по Юнгу: коллективное бессознательное.

Дальше родитель взаимодействует с социальными структурами – детским садом, школой, у которых есть эта кривая.

– Это если он выбирает. Только что сейчас задали вопрос, что можно выбрать не взаимодействовать со школой, например.

Допустим, он выбирает взаимодействие. И школа говорит: «Ваш ребенок – не норма». А у меня в голове есть понимание, что мой ребенок – норма. Как тогда? Какие действия родителя?

– Родитель выбирает не то, «норма или не норма» его ребенок. А он выбирает, что такое для него норма. Например, он выбрал: норма – это полноценная социальная адаптация. И тогда он ведет своего ребенка по маршруту к полноценной социальной адаптации. Если, например, у ребенка есть какое-то очевидное нарушение развития, тот же синдром Дауна, раз уж мы о нем говорили, то родитель его обучает как может, и ведет его к полноценной социальной адаптации, например, к работе в универсаме по соседству, где его все будут любить и радостно принимать. Речь идет о том, что мы принимаем решение о маршруте для нашего ребенка, если у него есть какие-то несовпадения с общим выражением лица наших структур.

Если говорить не о родительском контексте, а, допустим, о воспитателе, который работает с этими детьми – он может внутри себя определять свою норму?

– Да. Более того, он это делает, мы с этим ничего не можем поделать. Воспитатель всегда это делает. Если у учительницы первых классов есть ощущение, что ребенок, который отсиживает 45 минут, время от времени поднимая руку – это норма, а ребенок, который этого не может сделать – это не норма, нам надо иметь в виду, что у нее в голове есть вот это.

Стоит тогда поменять учителя, если мы видим, что у нее устойчивая норма противоречит, как бы она всё время гнобит ребенка?

– Думайте, взвешивайте.

Для социализации старших дошкольников и младших школьников есть какое-то понятие достаточного количества человек в группе?

– Нет, ну, что вы? Это очень зависит от темперамента ребенка, от силы его нервной системы. Есть дети, которые вообще не переносят толпу, ребенка нельзя привести ни на один праздник.

Если у него есть только один друг, и он с ним всё время общается?

– Если у ребенка есть один друг, с которым он общается, это уже хорошо, особенно если мы имеем дело с ребенком, у которого процесс торможения преобладает над процессом возбуждения. У них, как правило, один друг – это для них абсолютная норма. А если ребенок совсем не может установить контакт, кроме как с одним ребенком, конечно, с этим надо работать – пытаться еще с кем-то его свести.

Если он один на один, то он может.

– Если он с любым из этих пяти детей может один на один установить контакт, значит, с ребенком всё в порядке.

Для левшей и правшей понятие нормы может быть разным?

– Конечно. Дело в том, что наша культура, материальная культура, устроена под правшей. Допустим, в японской культуре – нет, они пишут сверху вниз и едят палочками. У нас, конечно, левшам труднее.

Что с ними делать?

– Ничего не делать. Я одно время тусовалась с Захаровым, который считал, что немедленно нужно с этим что-то делать, но я так и не поняла, что. Ничего. Принимать так, как есть, и отдавать себе отчет, что в материальном мире, который устроен для праворуких, левши встречаются с дополнительными трудностями. Точно так же, как ребенок в очках встречается с дополнительными трудностями, ребенок с плоскостопием встречается с дополнительными трудностями. Ну и что?

Уже есть ощущение, что у него и внутри всё по-другому устроено?

– Это иллюзия, сформированная американскими фильмами, в основном.

Можно про совсем маленьких? Как можно раньше диагностировать отклонение от нормы, если они не очевидны, те же микропоражения мозга?

– Если на первом году жизни невролог ставил какие-то диагнозы, неважно какие, то это нужно помнить. Ничего специального с этим делать не надо, просто запомнить, потому что это может сыграть в старшем дошкольном и младшем школьном возрасте.

Что с этим делать?

– Слушайте, всё, что я могу сказать по этому поводу, написано в моей книге «Дети-тюфяки и дети-катастрофы».

Как биолог, скажите, у кесарят всех такие есть поражения?

– Нет, конечно, не у всех, хотя наша медицина считает кесарят группой риска.

А если гипо- и гипертонус при рождении ставили?

– Тоже ничего не значит. Надо знать, что оно было, но, как правило, в 19 случаях из 20 ничего не значит.

Насколько может сильно повлиять на ребенка, если на него при оценке нормы и не нормы навешали какие-то ярлыки?

– Если у вас есть малейшая возможность пресечь навешивание на вашего ребенка любых ярлыков, включая «очень одаренный ребенок», пресекать всегда.

Как? Если это делают родители на площадке, учитель в школе?

– По возможности. Вы же не 24 часа с ребенком, но если есть малейшая возможность это пресечь – это нужно сделать.

Насколько нужно участвовать в играх ребенка дошкольного возраста?

– Насколько вам приятно.

Если прямо хочется бесконечно с ним играть?

–  Я рекомендую вам провести эксперимент: дайте себе волю, поиграйте с ним бесконечно. Когда вас затошнит, вы поймете.

Вы говорили про игрушки из пластмассы. А как вы лично относитесь к конструктору «Лего»?

– Он такой сладенький.

Скажите, есть какие-то маячки, что что-то очень явно забирает жизненные силы? Сейчас какая-то просто жуткая ситуация с суицидами у 18-летних. Где искать эти корни?

– Я думаю, это индивидуально. Сказать так: знаете, всё дело в том, что в 2,5 года границы не поставили… нет. Я думаю, что всё-таки это индивидуальные вещи. Но очень суицидные вещи – это, конечно, ранняя детская одаренность. Если вдруг тут это досталось, и вы начали в это играть, нужно, конечно, смотреть, смотреть и смотреть. Потому что, понимаете, он вернется обратно в норму. К концу подростковости, к 15, 16, 17, 18 годам. 17 лет прожил одаренным, а потом понял, или ему сказали: «Ты такой, как все, чего ты выкобениваешься?» И он сам видит, что он такой, как все, он не может ничего другого – это, конечно, ужас. В это лучше не играть совсем.

Катерина Вадимовна Мурашова
Практикующий детский и семейный психолог с более чем 15-летним опытом работы
Автор многих известных книг, среди которых: «Ваш непонятный ребенок», «Любить или воспитывать?», «Все мы родом из детства», «Что делать, если в семье растет гипо- или гиперактивный ребенок»
Детский писатель

0

88

ЗАЧЕМ НАМ ДЕТИ?

Почему мне хочется поговорить на эту тему? Многие родители сейчас рожают детей по причинам, далеко не естественных, когда любящая пара хочет ребенка, как гармоничное продолжение своих отношений.
Мотивы по которым часто рожают люди , меня поражают...

Тема « ЭКО» - дети , которых зачинают в пробирках и тема суррогатных матерей. Мой учитель говорил про женщин , у которых бесплодие и которые выбирают такой тернистый пусть к детям как эти оба способа- внутренне очень агрессивны. Либо ее муж очень агрессивен. Не случайно эти оба метода получили очень большое распространение последние годы в мире, количество агрессии в людях все увеличивается, и соответственно количество бесплодных пар тоже. Род таких людей через невозможность иметь детей просто закрывают. Она говорила , что у нее было много пар бесплодных, которые мыкались по врачам лечились годами, и когда они выводили агрессию – женщина беременела..

Это говорит о том, что причина ищется не там, многие женщину не задумываются что причина в них, они ищут ее где угодно только не внутри себя. Женщина не понимает, что ей не случайно перекрывают рождение детей, кого она сможет родить и что будет с ее ребенком , если она своей энергией просто уничтожает все кругом? Мне врач эндокринолог говорит, что к ней на прием очень часто приходят мальчики и девочки в возрасте 15 лет – у них практически нет гормонов, они уже не смогут родить, они живут - то еле - еле.

Женщины интеллектуалки! У них часто простые , с точки зрения социума партнеры. Энергетика их партнеров с этих женщин сбивает гордыню. У таких женщин часто несколько высших образований, много претензий к жизни и очень большая гордыня! Такая женщина часто реализуются в бизнесе, она чувствует себя крутой, она устраивает гонку амбиций. Лазарев много писал про этих женщин - что если и партнер будет ее уровня, она вообще детей родить не сможет. В таких женщинах очень много яньского, гормональный перекос такой, что они просто физически не могут родить.

Яркий пример по этим обоим темам - Ольга Слуцкер, владелец фитнес-сети «World class». Ее бывший муж – сенатор, отобрал у нее 2 детей, детей родила не Ольга, а суррогатная мать. На мой взгляд, Ольга яркий пример мужика в юбке, у нее и внешность и фигура чисто мужские. Она долго судилась с бывшим мужем , но не смогла отсудить детей. Чем все кончилось? Она родила с помощью новой суррогатной матери еще 2 детей.
Похожая ситуация была у Яны Рудковской и Кристины Орбакайте! Все три женщины очень яньские.

ПРИВЯЗКИ

Давайте посмотрим на причину, что за урок они проходят, раз Мир через их бывших мужей забирает у них детей? Как сказал Анатолий Некрасов в своей книге «Материнская любовь» - у женщины либо слишком много амбиций, либо дети ей важнее мужчины, мир будет отдирать ее от этой привязки. Либо дети обладают для таких женщин слишком большой ценностью, либо бизнес! Думаю в случае Слуцкер и Рудковской - оба фактора присутствуют. Мир бьет всегда туда, где ты сильно привязан, чтобы тебя отцепить, и это весьма болезненно.

Вообще можно предсказать с 100% точностью, к чему ты слишком привязан – всегда Мир будет бить в это место. Привязки Мир сильно напрягают, и он сделает все, чтобы ее разорвать! Значимость чего-либо = отдирание тебя от этого.

Был недавно разговор у меня с моим молодым человеком ,я ему сказала «Знаешь почему я веду иногда себя как стерва и сука? Потому что внутренне я прирастаю к тебе, а Мир меня отдирает от тебя, точнее мое подсознание, оно понимает , что это опасно. Чтобы души не сращивались». И он меня понял. Есть выражение «Не привязывайтесь ни к чему» это именно об этом.

Девушки или женщины, когда вы упорно не можете забеременеть, задумайтесь, в чем причина? Остановитесь и найдите причины, по которым Вы хотите иметь ребенка! Я сейчас не беру женщин , которые физически рожать не могут.

Меня много раз в жизни останавливали, когда мне чего-то очень хотелось, но не получалось. Я садилась и начинала разбираться. Не надо переть, как баран на новые ворота.

Одна моя знакомая девушка потеряла ребенка, на небольшом сроке. Она через несколько лет сказала, что хорошо, что я его потеряла, у нее были тяжелые отношения с отцом ребенка, он его не хотел, и она была тогда очень агрессивной. По факту дать ребенку было ей нечего.

В определенном возрасте женщина не готова становится матерью - она не созрела, у нее нет нормальной профессии, она не умеет любить мужчину, или она случайно залетела. Что почувствует Ваш ребенок , когда узнаете что Вы родили его по залету?

Яркий пример такой ситуации любимый актер России - Александр Абдулов. Посмотрим, как рушится жизнь людей, с такими матерями как у него. У Александра было 2 старших брата! Самого Сашу мать не хотела рожать, но не успела вовремя сделать аборт. Самого старшего брата Александра убили в уличной драке ножом, сам Александр умер в возрасте 54 года от рака. Его единственная родная дочь Женя родилась за несколько месяцев до его смерти! Всю жизнь Абдулов спешил жить, нещадно загоняя себя работой. Вывод – у матери Абдулова настолько высокий уровень агрессии , что ее дети гибнут у нее на глазах.

«СВЯТАЯ МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ»

Давайте еще разберемся в понятии «святая материнская любовь»! Вопрос: что ты даешь своему ребенку, если ты себя любить не умеешь? Ты ему дашь свои ожидания, страхи, свои нереализованные мечты, которую, он обязан будет исполнить! Например мой папа, который всегда работал тренером, хотел чтобы я стала великой спортсменкой! У меня были хорошие способности в бадминтоне, но были серьезные проблемы с тренером, и когда я решилась и ушла из бадминтона, мама меня поддержала, а папа сказал «Ты не можешь? Это глупость»! Он сам был тренером и считал, что я должна была реализоваться в спорте. А я хотела ухаживать за лошадьми и ездить верхом, что собственно и начала делать. Сколько таких детей покалечено своими родителями?

Девушки инфантильные, которые не хотят взрослеть, зачем вы рожаете детей? Ты сама ребенок - что ты ему дашь? Получится мама - ребенок и сын-ребенок. А потом начинаются перепутки в семейной системе, когда дети становятся родителем своим родителям и поток любви идет в обратную сторону.

У меня мама в определенный сложный момент отношений с отцом тоже вешала на меня свои проблемы, и отношения с ней очень испортились. Она была жертвой и хотела от меня материнского участия, забывая, что это она моя мама.

Самый гармоничная причина для появления детей на свет – это когда с твоим любимым мужчиной глубокие, любящие и прочные отношения, когда вы рожаете детей от избытка Вашей любви, ребенок естественное продолжение Ваших гармоничных отношений. Таких вариантов в мире мало.

Так что реализуют люди в большинстве своем, рожая детей? Через детей часто реализуется то, что самому не удалось сделать. Потому что залетела - как следствие ребенок нежеланный.

Пример в передаче! Девочку в роддоме бросила мама, девочку вырастила бабушка, когда девочка выросла, она увидела мать и та ей сказала «Я не хотела тебя, ты моя неудача! Я вообще не хотела тебя рожать». У нее к своей дочери нет никаких чувств. Девочка сейчас сама не хочет ни семьи, ни детей. Часто дети не хотят иметь своих детей, потому что очень болезненные отношениям с родителями. Многие дети чувствуют, что у них много агрессии, или проблемная психика, они либо спиваются, либо становятся наркоманами, либо иногда кончают жизнь самоубийством. Это называется – нет будущего. Это все признаки вырождения рода! Тяжелые болезни в семье, безотцовщина, алкоголизм и т. д.

Отдельная категория родителей наркоманы и алкоголики – рожают детей такого же качества! Целая категория детей дегенератов, которая скорее вымрет, т.к скорее всего пойдет тем же путем что и родители.

О каких трансформациях в обществе можно говорить, если люди живут годами в этих программах, и не хотят из них вылезать? Ты в матрице и не понимаешь , что с этим делать.

И только когда включиться аркан Башня и начнутся разрушаться привязки и иллюзии, человек задумается что надо что-то менять
Задумайтесь, какие дети Вам нужны, кого вы родите? Вы хотите еще в мире плодить несчастья?

Отдельная категория женщин матерей-одиночек, не умеющих любить себя и мужчин, рожают детей для себя! Хотите излечиться от одиночества с помощью детей,
заткнуть ими свои внутренние дыры?

Задумайтесь, почему вы хотите иметь детей? Детям нужна Ваша любовь, ответственность и забота! Сможете ли вы им дать это все, не ущемляя себя и своего мужа, т. е. от избытка?

Если да - Ваши дети буду счастливы, и мир пополнится еще большей любовью и красотой!

© Ольга Данилова "Арканы 4D"

0

89

Ох уж эти родители…

Родом из детства

Автор: Мария Кудрявцева

Про детские обиды во взрослой жизни

Кто не обижался на родителей? Даже если вы выросли в счастливой семье, и испытываете самые теплые чувства к маме и папе, покопавшись в детских воспоминаниях, сможете припомнить пару-тройку случаев, когда мама не проявила должного внимания к вашим насущным проблемам, а папа, пожалуй, повел себя чересчур строго…

Увы, все мы не совершенны, и родители в том числе. Вот только детское мировосприятие наделяет маму и папу уникальными свойствами, испытывая нестерпимую боль при расхождении с желаемым идеалом. Но главная проблема появляется позже: вместо того, чтобы взрослеть и развивать свою личность, многие продолжают лелеять детские обиды. Как результат – становятся инфантильными, обесценивают собственную жизнь, своими руками закрывая перед собой двери в счастливое будущее.

Застрять в детстве.

Взросление, помимо прочего, подразумевает умение критически оценивать ситуацию и отделять возможное от невозможного. Ребенок может капризничать и желать зимой мгновенного наступления лета, а взрослый понимает, что на смену сезонов повлиять нельзя. Однако когда речь идет об обидах на родителей, многие проявляют поразительную неспособность к адекватному восприятию действительности, предпочитая загонять себя в замкнутый круг нерешаемых проблем.

Переживая снова и снова горечь обиды из-за не купленной игровой приставки, незаслуженного шлепка по попе, чрезмерных требований по успеваемости в школе, мы остаемся вечными детьми – слабыми, зависимыми, неспособными к принятию самостоятельных решений. Гнев и обида, как никакие другие чувства, привязывают человека к источнику данных страстей, ставят в зависимость от его дальнейших поступков, заставляют ждать следующей порции эмоций.

Подобная ситуация безальтернативно развивается в осознанное или неосознанное воплощение в своей жизни сценария родительской судьбы – или противостояние ему. Примеров можно привести массу.

Отец Максима – бывший военный и вполне удачливый бизнесмен. Дома всегда царил казарменный порядок, за бардак в комнате, плохие отметки или позднее возвращение домой наказание следовало незамедлительно. При этом между отцом и сыном не было и намека на доверительные отношения. С матерью отношения так же были довольно прохладными – она находилась под влиянием авторитарного супруга и не оспаривала его манеру воспитания ребенка.  После рождения собственного сына Максим, хоть и не пошел по стопам отца в военные, устроил дома вариант казармы. Для сына был установлен очень строгий режим, права жены на свободное время так же стали ущемляться. Тревогу забила именно она, так как искренне любила и мужа, и сына, и уговорила первого обратиться к психологу. В беседе со специалистом Максим признался, что не испытывает любви к сыну, мальчик ему безразличен, но он всё же чувствует свою ответственность за него и просто прокручивает единственно известный себе сценарий воспитания ребенка.  Курс терапии помог мужчине разобраться в себе и сохранить семью. Теперь он с восторгом ждет прибавления в семействе.

Порой обида, хоть и надуманная, бывает настолько велика, что человек дает себе установку: во что бы то ни стало не быть похожим на родителей. Катерину всегда возмущало излишнее «мещанство» семьи. Мама и папа не посещали модные мероприятия и ругали дочку за позднее возвращение из клуба. Сами одевались «как удобно» и не желали понимать, что для дочери крайне важно обновлять гардероб к сезону, чтобы не выглядеть «белой вороной». И даже запретили ехать в Москву поступать в театральный институт, настаивая на освоении «правильной» профессии бухгалтера с последующим трудоустройством в приносящую стабильный доход фирму отца.

Окончив университет и получив в подарок от родителей однокомнатную квартирку, Катя решила, что достаточно взрослая и не станет гробить свою жизнь, повторяя судьбу матери и отца. Она продала свежеприобретенную недвижимость и уехала покорять столицу. Девушка сознательно отказывалась рассматривать работу по специальности, предпочитая оканчивать бесконечные курсы и проходить тренинги, мгновенно теряя интерес к обретенным навыкам, как только ей казалось, что жизнь становится слишком рутинной. Долго удержаться на какой-либо работе она не могла, точно так же быстро рушились и связи с мужчинами – ей начинала мерещиться участь матери, домохозяйки с тремя детьми. Катерина меняла работу, города, мужчин, при этом, не теряя связь с родителями и регулярно обращаясь к ним за финансовой помощью, ведь без работы долги накапливались мгновенно!

В своем стремлении убежать от судьбы родителей девушка так и не сумела главного – найти себя. Стараясь жить вопреки семье, она ставила себя в ещё большую зависимость от неё, что, пожалуй, даже хуже, чем вариант Максима. Если при копировании жизни родителей результат ещё можно предсказать, то при отрицании — последствия не поддаются логическому вычислению и могут быть самыми разными. У человека, копирующего родителей, больше шансов осознать, что он бежит по замкнутому кругу и понять, что с этим надо что-то делать. Отрицание дает иллюзию самостоятельности в выборе жизненного пути, но на практике представляет собой затянувшуюся игру в непослушание.

Очень часто последствиями такой игры становится выработка некоего симбиоза: у человека формируется убеждение, что родители, «поломавшие» ему жизнь, теперь должны «компенсировать ущерб», как правило — финансово. Поразительным образом выросшему, но не повзрослевшему ребенку удается заразить этой уверенностью и родителей – одного или обоих. В итоге зависимость становится семейной – дети, испытывая моральные страдание и необходимость «перешагнуть через собственную гордость» приходят за деньгами, родители ругают «кровиночку», но покрывают долги, дают средства на жизнь, часто обещая, что это «в последний раз», но вскоре ситуация повторяется.

Причина развития подобного симбиоза – отсутствие нормальных эмоциональных отношений между родителями и детьми. Деньги в данном случае становятся эквивалентом любви, заботы, а непременный скандал позволяет выразить накопившиеся переживания, снять стресс. В результате обе стороны получают моральное удовлетворение, пусть и извращенное. Если выстроен определенный баланс, и в семье не находится человека, способного воспрепятствовать закреплению симбиоза, такие отношения будут крепнуть и продолжаться неопределенный срок.

И все же данный вид зависимости, пожалуй, наиболее безобиден. Куда большие проблемы может доставить убежденность, что если бы не фатальные ошибки мамы с папой в воспитании ребенка, его жизнь сложилась бы совершенно иначе. Все эти мысли начинаются с «если бы родители не…» — развелись, — папа не пил, — мама не пыталась сделать карьеру, а сидела дома с детьми, — поскупились на хорошее образование для ребенка, — ограничивали самостоятельность, или, напротив, были бы построже, и так далее до бесконечности.  Зачастую претензии обоснованы, вот только постоянное сожаление от упущенных шансов заставляет не замечать новые. Пережевывая обиду за недополученное невозможно начать строить реальную жизнь. Для этого необходимо понять, что прошедшего не вернуть и надо строить свое будущее исходя из того, что есть, а обижаться – значит оставаться ребенком, ожидающим волшебника в голубом вертолете, который «подарит пятьсот эскимо».

Родителей не выбирают.

Дети – зеркало родителей. Как часто мы слышим эту фразу… И она означает не только особенности воспитания, но и то, что существует в нас на генетическом уровне. Как бы мы не старались, нам не уйти от заложенных в нас природой частичек мамы и папы. Улыбка как у мамы, а косолапит как папа – хотя ребенку только год и его никто не учил делать так специально. Мы может кардинально изменить свою судьбу, но все равно останемся продолжением своих родителей.

Пытаясь отрешиться от семьи – значит осознанно, по живому, ампутировать важную часть собственного «я». Осуждение, оскорбление родителей направлено и на критику собственных поступков и как кульминация – на сомнение в необходимости самого факта своего существования, рождения. Результат – перманентный конфликт, вот только не с родителями, как кажется на первый взгляд, а с самим собой!

Наши родители связывают нас с жизнью, и попытки разорвать эту связь приводят к депрессиям, мыслям и даже осуществленным случаям суицида. Каждый факт критики родителей за свое воспитание как бы запускает программу самоуничтожения, так как сознание получает сигнал «родители плохие, я плохой, я не должен существовать в этом мире, без меня он будет лучше».

Лекарством тут будет не попытка во что бы то ни стало воспылать любовью к людям, подарившим жизнь, а способность наконец-то забыть прошлые обиды и оторваться «от маминой груди» — начат жить самостоятельно, жить настоящим. Понять такие простые вещи как то, что мама и папа – живые люди, имеют право на ошибки и не станут хуже или лучше от признания справедливости ваших претензий. А вы – взрослый, умный, самостоятельный человек, и только от вас зависит, будет ли ваша жизнь наполнена обидами и сожалениями от недополученного или любовью, теплом, новыми надеждами и устремлениями. А если вам так нужна игровая приставка – так купите её себе сами, а не смотрите с завистью на тех, у кого она уже есть.

Фактически, взросление – это обретение способности жить самостоятельно, устранить зависимость от родителей, строить будущее, а не оборачиваться постоянно в прошлое. Взрослость начинается там, где заканчиваются претензии к родителям.

0

90

Я тебя люблю...безусловно!

Отцы и дети

Автор: Рипка Светлана Васильевна

Потребность в любви одна из фундаментальных человеческих потребностей. Ее удовлетворение – необходимое условие нормального развития ребенка. Публикуемое практическое упражнение для развития и осознания безусловной любви поможет принять ребенка таким, какой он есть.

Нередко можно услышать от родителей такое обращение к сыну или дочке: «Если ты будешь хорошим мальчиком (девочкой), то я буду тебя любить». Или: «Не жди от меня хорошего, пока ты не перестанешь…(драться, лениться, губить), не начнешь…(хорошо учиться, помогать по дому, слушаться)».

Приглядимся: в этих фразах ребенку прямо сообщают, что его принимают условно, что его любят (или будут любить), «только если…». Условное, оценочное отношение к человеку вообще характерно для нашей культуры. Такое отношение внедряется и в сознание детей.

Причина широко бытующего оценочного отношения к детям кроется в твердой вере, что награды и наказания – главные воспитательные средства. Похвалишь ребенка – и он укрепится в добре, накажешь – и зло отступит. Но вот беда: они не всегда безотказны, эти средства. Кто не знает и такую закономерность: чем больше ребенка ругают, тем хуже он становится. Почему же так происходит? А потому, что воспитание ребенка – это вовсе не дрессура. Родители существуют не для того, чтобы вырабатывать у детей условные рефлексы.

Предлагаю вам для самостоятельного применения упражнение «Безусловная любовь».

Итак, сядьте поудобнее. Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов.

Представьте себе одного за другим всех значимых для вас людей – родителей, мужа, детей. Скажите каждому из них? «Я люблю тебя безусловно. Я принимаю тебя таким, какой ты есть». Найдите среди значимых для вас людей тех, кому вы не можете сказать это, которых вы не можете принять и любить безусловно.

Постарайтесь понять:

- Что именно мешает вам сделать это?
- Какие требования вы предъявляете ему?
- При каких условиях вы могли бы сказать ему: «Я люблю тебя, я принимаю тебя таким, какой ты есть».

Теперь попробуйте поставить себя на место этого человека. Попробуйте понять, почему он критикует вас или плохо относится к вам? Что происходит в жизни этого человека, когда он общается с вами? Чувствует ли он те условия и требования, которые вы ему выставляете?

Ответьте себе на вопросы:   

- Как вы реагировали на это упражнение?
- Много ли вы обнаружили людей, которых не можете любить безусловно?
- Есть ли у вас чувство протеста против самого принципа безусловной любви и поддержки каждому?

Как можно проявлять безусловное принятие своему ребенку и другим близким людям:   

1. Приветливыми взглядами.
2. Ласковыми прикосновениями.
3. Прямыми словами:
- Я рада тебя видеть.
- Ты мне нравишься.
- Я люблю, когда мы вместе.
- Мне хорошо, когда мы вместе.
- Как хорошо, что ты у меня есть.

Обнимать ребенка несколько раз в день (4 объятия совершенно необходимы каждому просто для выживания, а для хорошего самочувствия необходимо не менее 8 объятий и это не только ребенку, но и взрослому).

Запомните:

- Можно выражать свое недовольство отдельными действиями ребенка, но не ребенком в целом.
- Можно осуждать действия ребенка, но не его чувства, какими бы нежелательными или «непозволительными» они не были. Раз они у него возникли, значит, для этого есть основания.
- Недовольство действиями ребенка не должно быть систематическим, иначе оно перерастет в непринятие его.

Безусловно принимать ребенка – значит, любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и т.д., а просто так, просто за то, что он есть. И это убережет его от многих жизненных драм и сделает его детство счастливым.

0

91

ВЗРОСЛОСТЬ И ЗРЕЛОСТЬ

Родом из детства

Автор: Успешная Елена Игоревна

По роду своей деятельности я встречаюсь с разными людьми. И все они по-своему примечательны и хороши, но... Есть всегда некоторые нюансы. В каждом из нас живет "ребенок", тот самый, из которого мы выросли, получая опыт жизни. 

Но вот выросли ли...

Стали ли зрелыми и духовно развитыми, эмоционально целостными?

Очень часто я слышу, как семейные пары на беседе тыкают друг друга обидами, кто кому и чего должен, кто и как по запросу другого партнера должен поменяться, чтобы первому стать спокойнее и счастливее. Или вариант "матери Терезы", которая приходит к психотерапевту жаловаться на нелегкую жизнь, рассказывая о том, как она платит ипотеку за 3-комн. квартиру своей 30-летней дочери и ее мужа, ибо "детям надо помогать".

А если я ее не жалею - она говорит, что я плохой специалист и уходит. А еще бывает часто клиенты просят дать им инструкции, как жить, что делать, какие решения принимать. И если я отказываюсь брать ответственность за чужую "взрослую" жизнь - я снова плохой специалист и они уходят... 

Психосоматика, жалобы на непонятные медицине симптомы, которые как бы отбирают возможность жить в условиях социума, работать, строить отношения, решать реальные проблемы, проживать СВОЮ реальную жизнь... И я должна волшебным образом исцелить, сказать: встань и иди! Но нет, я снова не бог... А они уходят, разочарованные, обесценивая всю психотерапию в целом. Но вот только люди, я обращаюсь сейчас к вам всем.

Это ваша жизнь и только вы сами выбираете путь, принимаете решения и строите свое собственное жизненное пространство. И именно ваши решения и выбор пути, а может быть и отказ от всего этого приводит вас туда, к тем проблемам, которые есть. К тем болезням и состояниям. Стать взрослым, самостоятельным и даже независимым - это еще не все. Научиться проигрывать разные социальные роли, играть во взрослых дядей и тётей - еще не успех. Это как наряд выбрать перед выходом из дома, а кем я сегодня буду. 

Внешний фасад, "у меня все окей", "я не хуже других", а дальше-то что? Почему-то возникают непонятные "без видимой причины" депрессии, бессонница, тревога, панические атаки, раздражение. Куча таблеток, алкоголь, экстремальные виды спорта, половые связи на стороне - все это вариант некого убежища. А от кого прятаться? Неужели от себя самого? От своего стыда? От несостоятельности прожить свою жизнь? 

Родом из детства

Почему так нужна волшебная таблетка, костыль, совет значимого лица, рекомендация специалиста об изменении образа жизни. Это своеобразный откат в прошлое - за привычными механизмами защиты, за обращением к "старому родителю", который лучше знает, что тебе лучше. И для чего тогда жить? Для них? А ты сам? А болеет при этом ТВОЯ душа, ТВОЕ тело, рушатся ТВОИ отношения. Посмотри на себя. Кто ты...

Кто вы, люди? Маленькие мальчики и девочки, ищущие советы и наставления родителей, значимых других, прячущиеся от своих провинностей и ошибок, лгущие сами себе, живущие так, чтобы удобнее, а не счастливее?

При этом играющие роли взрослых дядь и тёть под копирку... При этом не достигшие эмоциональной и духовной зрелости. Так называемого принятия себя, формирования себя, своей целостности, стабильной самооценки, своих личных границ и внутренних опор, осознования своего "хочу". 

Попробуйте хоть немного и честно заглянуть в самих себя, стать хозяевами самими себе. Чуда конечно не произойдет. Но новый опыт точно будет. И он будет свой собственный и самый ценный. А возможно, и самый правильный. А если что-то не получится сразу, и будут ошибки - это будет снова рост и развитие, еще большее движение вперед, еще большее формирование нового опыта и себя.

С пожеланиями равновесия и аутентичности, ваш доктор, такая, какая я есть...

0

92

Психогенеалогия: Как Ваше имя и Ваши предки влияют на Вашу жизнь

Знаете ли вы, что от психотравм вашего дедушки и от того, каким именем назвали вас ваши родители, во многом зависит то, что происходит с вами сегодня? Психогенеалогия объясняет природу этой взаимосвязи.

Родом из детства

Выбор имени

Тому, кто уже знаком с психогенеалогией и собирается детально изучить историю своей семьи, дабы найти параллели со своей собственной жизнью, для начала стоит узнать, при каких обстоятельствах вы получили свое имя. Чаще всего родители называют ребенка в честь собственных отца или матери, по имени умершего ребенка или родственника, своего кумира или бывшего возлюбленного/возлюбленной.

Это невероятно, но многие опытные психотерапевты расскажут вам, что в определенный момент психотерапии пациент вдруг начинает вспоминать о своем умершем родственнике (например, брате, сестре и т. д.), в честь которого его назвали. И вольно или невольно проводить аналогии со своей жизнью, как будто проживает жизнь того самого человека (хотя бы частично).

На самом деле это не так уж сложно объяснить. Психологам известен феномен так называемого психологического посыла, который неосознанно дают родители своим детям. О нем мы еще поговорим позже, но одним из таких бессознательных посылов как раз и является выбор имени. Родители как бы «говорят» своему ребенку (без слов, конечно): «Мы хотим, чтобы ты был таким как умерший родственник, человек, которым мы восхищаемся, которого любим, о котором помним». Несмотря на доброе желание родителей, это даже может сломать их ребенку жизнь или просто помешать ему в чем-либо – от карьеры до семейной жизни.

Все нюансы данного процесса трудно объяснить в рамках одной статьи, поэтому отсылаем вас к книге знаменитого психотерапевта Анн Анселин Шутценбергер «Психогенеалогия. Как излечить семейные раны и обрести себя», а также к циклу видеопрограмм Александра Гордона с психологом Ольгой Троицкой «Долго и счастливо. Все о мужчине, женщине и семье».

Молчаливая передача пережитого

Если вы пока не психолог, но интересуетесь этой стезей, знайте: самые серьезные психотравмы вызывает то, о чем молчат. А в семье молчат часто. Так принято: «зачем поднимать неприятные темы». Многие люди искренне убеждены в том, что, если о чем-то не говорить и «не думать», это перестанет тревожить. Но дело-то как раз в том, что болезненная тема не только не перестанет беспокоить – она приобретет куда более грозный масштаб, нежели был у нее изначально. Часто такое замалчивание приводит к патологическим повторениям схожей судьбы многими поколениями подряд («женщины нашей семьи всегда выходили замуж за алкоголиков – это наш крест, так уж нам не везет») или к болезни, которую никак не удается вылечить врачам, хотя человек по пятому кругу может проходить многочисленные обследования. Опытные врачи, кстати, в таких случаях отправляют пациента к психотерапевту, понимая, что речь идет о психосоматическом заболевании, но не все пациенты идут к нему, и все начинается сначала.

Дело не в везении или его отсутствии, а в скрытых «сценариях», неосознанно заложенных в нас нашими родителями, а в них – их родителями и т.д. И вопрос не только в том, что «ребенок усваивает то, что видит», – чаще все гораздо сложнее.

«Картины прошлых травм, как личных, так и семейных, могут передаваться из поколения в поколение, например, в виде кошмаров, а также в виде несчастных случаев, неожиданно происходящих в особые значимые (для конкретной семьи – NS) даты», – пишет Анн Анселин Шутценбергер.

Несовершенный траур

Детей принято обманывать, когда кто-то из дорогих им взрослых умирает, ну или, как минимум, не брать на похороны («зачем ребенку смотреть на это»). Если бы знали непросвещенные доброхоты, какого рода травму наносят они таким образом ребенку, то, безусловно, отказались бы от подобной практики.

Потеря, какой бы ужасной и непереносимой она ни была, обязательно должна быть оплакана (в буквальном смысле), о ней необходимо говорить с ребенком. Рассказывать следует просто и спокойно, без прикрас, излишних утешений, необходимо быть вместе с ребенком — не только физически, но и морально, быть внимательным и чутким к его душевному состоянию. Ребенку необходимо принять смерть близкого человека, а для этого нужна естественная «работа горя». Только тогда ни у него, ни у его детей и внуков не возникнет проблем с этой неоплаканной потерей.

Анн Анселин Шутценбергер: «Когда траур не совершен, остается прерванное, «незаконченное действие», которое заставляет человека и его потомков «бродить» (подобно тому, как говорят, что бродит тесто или вино).

То же самое можно сказать о «семейных тайнах» и тому подобных «секретных» вещах. Принято, например, не сообщать приемному ребенку (в случае если родители взяли его из детского дома малюткой), что он приемный. Столь страшный вред трудно недооценить. Если вы готовитесь взять малыша из приюта, обязательно сообщите ему, что он не родной, но добавьте, что для вас это не имеет никакого значения и что вы любите его как родного (правда, только в том случае, если это действительно так. Если вы достаточно честны с собой и чувствуете, что это не совсем так – не лгите: этим вы нанесете еще больший вред). Разговаривать на такие темы с ребенком следует спокойно и уверенно.

Двойное принуждение

Или двойной посыл. Это бич практически всех (за редким исключением) детей и выросших из них взрослых. «Я вспоминаю классический случай двойного принуждения: мать предлагает сыну две рубашки для дня рождения, – пишет Анн Шутценбергер. – На следующий день сын надевает одну из них (голубую), и мать его отталкивает – он не любит мать, потому что не надел другую (зеленую). Когда он надевает зеленую, мать отталкивает его снова – он не любит мать, потому что не надел голубую. А когда сын надевает обе рубашки одну на другую, мать восклицает: Мой сын – сумасшедший!»

Подобные посылы мы наблюдаем каждый день повсеместно. Когда отец заставляет сына быть послушным и не плакать, когда его ругают, – и в то же время учит давать сдачи мальчишкам во дворе: «Ты же мужчина!» Когда мать говорит дочери: «Куда вырядилась!», «Тебе бы похудеть/нос поменьше/глаза побольше/волосы погуще и проч.», а потом сетует, что ее дочь «до сих пор не вышла замуж», что она ведет себя «как мужик» и т.д.

Особенно часты такие родительские послания: «Не живи (не будь)» (если бы не ты…; до твоего рождения… (рассказ о чем-то хорошем), после твоего рождения… (рассказ о чем-то плохом); мы хотели мальчика, а родилась ты (и наоборот) и т.п.), «Не расти (не будь взрослым)» (маленькие дети такие хорошие!; «я так люблю маленьких детей; маленькие дети все хорошие, а вот потом…; мы с папой хотели развестись, но решили подождать, пока ты подрастешь; мама будет любить тебя, если ты будешь рядом с мамой и т.п.), «Не будь собой» (мы хотели здорового ребенка, но родился ты; мы хотели девочку, но родился ты; мы очень переживали смерть первого ребенка и решили родить еще), «Не будь счастливым» (ситуация, когда родители твердят ребенку о том, как они страдали ради того, чтобы его вырастить/одеть/накормить/дать ему образование.

Ребенок, понимая, что ради него так страдали, испытывает чувство вины, но отплатить «долг» не может. Поэтому быть счастливым он тоже не может; ситуация, когда ребенок, будучи болен, получает гораздо больше любви и внимания, чем когда он здоров, – в будущем он может неосознанно болеть, чтобы его любили) и т.д. – родительских посланий великое множество.


naked-science.ru

0

93

СЛИШКОМ хорошая мать

Родом из детства

Я с детства была уверена, что буду замечательной матерью. Потому что я :

а) в пять лет уже умела профессионально пеленать пупсов промышленными темпами (спасибо маме-акушерке);

б) в семь лет знала, что дети берутся из рыбок, которых дяди запускают в животик тетям (спасибо подружке Гале);

в) в восемь лет была способна правильно вставить в ребенка бутылку и закачать его в коляске до обморока (спасибо младшему брату).

В двенадцать лет я вызубрила справочник врача женской консультации, изучила детские болезни по пособию для медицинских сестер и подробно законспектировала подшивки журналов "Семья и школа" и "Здоровье" за последние двадцать лет. Спасибо алфавиту.

В тринадцать я узнала, что теоретически могу стать матерью. Спасибо, "Олвейз"

В восемнадцать  чуть не стала практически. Спасибо, Вася.

В двадцать три я решила, что дети - это слишком ответственно. Хорошая мать должна сначала подготовить материальную базу, стать кандидатом наук и придирчиво выбрать донора спермы. Спасибо, Мухерес Либерс.

Через девять месяцев после этого решения стало очевидно, что я уже никогда не стану той самой хорошей матерью, которая "должна".  Спасибо старшей дочери.

Также приношу благодарность детскому  доктору и психотерапевту Дональду Винникоту, который еще полвека назад ввел в обиход термин "Достаточно хорошая мать". Он разрешил матерям всей планеты не быть идеальными. Оказывается, мамы имеют право на ошибку. Они могут уставать, раздражаться на младенцев, они даже могут - о ужас! - не проглаживать пеленки горячим утюгом с двух сторон после кипячения. И при этом оставаться достаточно хорошими матерями.

А между прочим, мне книга доктора Винникота попала в руки только через год после того, как я проглаживала. С двух сторон. И полы дважды в день мыла, чтобы дитя пылью не дышало. И вставала ночью каждые сорок минут к кроватке кормить, укачивать. Чтобы не избаловать ребенка в своей постели. Ну и там сиськой дитя не задавить, второй размер - не шутка!

Через две недели такой жизни я свалилась с температурой сорок один и один, и в мозге на всю жизнь перегорел индикатор немытых полов и неглаженых пеленок. И еще отрубилась та половина мозга, которая между пеленками что-то пищала, что некоторые прочие в декретах еще и диссертации пишут.

И все равно хотелось быть идеальной. Ведь идеальная мать - она какая? Она спокойная, как надгробная плита. Юбка ниже колена, ногти коротко острижены. У ней ребятеночек чистенький всегда. Тихонький. Не орет. Ножками не сучит. Окружающим не мешает. Ежели говорит, то мало и по существу. Причем на двух языках. В основном слова благодарности матери за ее материнский подвиг. Идеальная мать обязана двадцать четыре часа в сутки думать о счастье своего ребенка. А ребенок будет благодарно смотреть матери в рот. И никуда больше. До самой старости.

Я завидовала в юности девочкам, у которых мамы были как подружки. Они сплетничали друг другу про разное. Ходили вместе под ручку. Хихикали о чем-то своем.  Правда, некоторые из этих девочек в свои 30+  продолжают хихикать о чем-то своем исключительно с мамами до сих пор. Почему? Потому что у них слишком хорошие мамы. От таких не уходят.

Мне кажется, гораздо легче оторваться от семьи и начать строить что-то свое, когда в отчем доме, с родными родителями становится тесно, плохо и конфликтно. Можно громко хлопнуть дверью и поселиться у бойфренда, или тихо сдрыснуть учиться в другой город и никогда не вернуться. Если в ответ будут громко ругать и грозить лишить наследства - это только укрепит желание отделиться.

От слишком хороших матерей так не уйдешь. Они же своими руками снимут квартиру в хорошем районе. Или устроят в институт поближе к дому, чтобы недалеко добираться.  Если при таких раскладах  громко хлопнуть дверью, у слишком хорошей матери может случиться разрыв сердца. А если тихо сдрыснуть, то слишком хорошая мать, конечно, ничего не скажет, а вот неблагодарных отпрысков вина свирепо загрызет насмерть.

Если вспомнить опыт нашего рождения (вдруг у кого получится?), то наверняка внутри мамы было хорошо. Пока мы там еще были рыбками. Но когда ты уже трехкилограммовое двуногое, то становится как-то унизительно болтаться вниз головой с заправленными за ухо пятками. Сейчас известно, что процесс родов инициирует плод. Очевидно, в тот момент, когда внутри становится достаточно хреново, чтобы покинуть уютную, но тесную жилплощадь. Ды было бы там хорошо, какой дурак бы оттуда вылез по собственной воле?!

Самые-пресамые слишком хорошие матери, видно, компактно проживают в Японии.  Они вообще, если верить журналу "Вокруг света" - образец добродетели , эти япона матери. Умницы, красавицы, дома пожрать всегда приготовят, мужа рюмочкой саке встретят, детям до сорока лет разрешают не работать.

Правда, в том же Нихоне появилось явление со смешным названием хикикомори. Это когда подросток вдруг запирается в своей комнате или на кухне, выключает телефон, прекращает общение с миром, бросает школу-институт-социальные связи... И живет исключительно в своем мирке, иногда с интернетом, иногда только с коллекцией двд с аниме.

Говорят, один юноша прожил на кухне безвылазно пять лет. Его родители построили себе другую кухню, а в ту, где закрылся отпрыск регулярно просовывали еду под дверь.

Мылось чадо раз в месяц, когда никого в квартире не было. Но вообще говоря, в Японии не только матери хорошие, но и школы хреновые. В смысле, строго там у них в школах. Опять же иероглифы, я бы сама на кухне закрылась.

А вообще самые матерые идеальные матери - это чайлд фри. Они  целиком и полностью осознают, как тяжело придется хрупким детям в этом ужасном-ужасном мире. И ответственно предпочитают, чтобы в них никакие дяди никаких рыбок не запускали. Спасибо, Дюрекс.

Автор: Светлана Панина

0

94

Хорошие девочки не толстеют— Уберите акцент с внешности ребенка!

Помню, как моя дочь впервые вернулась с урока танцев и рассказала, что у одних девочек «есть пресс», а у других нет. Ей было 10 лет. Может показаться, что в этом возрасте рано ещё переживать о «кубиках» на животе, тем не менее, моя дочь далеко не единственная.

Был проведен опрос, в котором приняли участие 1993 подростков и взрослых людей от 13 до 64 лет. Выяснилось, что средний возраст, в котором жители Америки начали стыдиться своего тела, составляет 13-14 лет. При этом, многие подростки от 13 до 17 лет ответили, что впервые испытали такой стыд в 9 или 10 лет.

Родом из детства

Также 60% опрошенных сказали, что впервые им стало стыдно из-за комментария одноклассника или друга по поводу их тела. Хотя самое сильное влияние оказывают одноклассники и СМИ, 25% респондентов признались, что родители также заставляли их стыдиться собственного тела. Другие причины: просмотр фотографии (30%), сравнение себя с кем-то из знакомых и примерка одежды (28%).

Как же так?

Согласно Робин Сильверман (автор книги «Хорошие девочки не толстеют: как одержимость весом сбивает девушек с толку и как помочь им радоваться жизни вопреки всему»), в значительной степени виноваты СМИ. «Дети в раннем возрасте получают информацию о том, как нужно выглядеть, — сказала она в интервью. — Дети также все раньше осознают себя как представителей того или иного пола. Их торопят вести себя по-взрослому, одеваться, как взрослые, и они ощущают необходимость выглядеть определённым образом. В итоге получается общество напряжённых, стыдящихся людей».

Как же родители могут помочь дочерям укрепить уверенность в себе?

1. Воспитывайте в детях грамотное отношение к СМИ.

То есть нужно не просто сидеть с детьми перед телевизором и обсуждать то, что они видят, но действительно уметь разобрать всё на составляющие, как следует проанализировать, — говорит Робин. — Объяснять, что девушка с обложки журнала в жизни даже не похожа на девушку с обложки этого журнала. Приподнять занавес.

2. Уберите акцент с внешности.

Говоря о теле в присутствии детей, постарайтесь уделять основное внимание тому, на что способно ваше тело, а не только тому, как оно выглядит. «Можно сказать: «Мне так нравится, что моё тело позволяет мне бегать на тренажёре и играть с тобой в догонялки в парке», — советует Робин. — Как здорово, что мы гуляем с тобой по этой прекрасной тропинке. Как я люблю за это мои ноги. У меня такое тело, с которым можно плавать и танцевать».

3. Научите ребёнка отзываться о своём теле положительно.

И сами отзывайтесь о нём положительно. «Поговорите о любимых занятиях, которые приятны вашей дочери, например, об игре в футбол или как она наконец-то научилась кувыркаться, — рекомендует Робин.

— Чем больше мы говорим о возможностях нашего тела, тем меньшее значение имеют килограммы. Ваше понимание красоты становится шире». 

Автор: Холли Актман Бекер (Hollee Actman Becker) Перевод — Марина Нестругина

0

95

Сделайте Ваших детей успешными
 
Джим Роджерс — миллиардер и один из самых влиятельных инвесторов в мире. Вместе с Джорджем Соросом он основал Quantum Fund. В возрасте 37 лет Роджерс отошел от дел и стал путешествовать (на его счету два кругосветных путешествия, одно из них — на мотоцикле).

В настоящее время живет с семьей в Сингапуре, так как уверен в огромном потенциале азиатских рынков. В своей книге «A Gift To My Children» (в нашем переводе «Сделайте ваших детей успешными»), посвященной двум своим дочерям, Джим Роджерс делится наблюдениями и опытом в сфере инвестиций и не только.

Отцы и дети

Рекомендуем взять на заметку мудрые уроки инвестора:

Успех приходит к тем, кто внимателен к мелочам

В работе инвестора, как и в жизни, зачастую определяющими являются именно те вещи, которым большинство других людей не придает значение. Очень многие ошибки допускаются из-за недостаточных усилий для поиска и анализа информации. Не стоит оставлять без внимания вопросы, которые вызывают интуитивные опасения.

Изучайте историю и философию

Под изучением философии понимается не чтение книг и построение логических конструкций, а искусство самостоятельного мышления, которое окажет неоценимую помощь в понимании происходящего в мире и не позволит идти на поводу чужих сомнительных интересов. По мере же изучения истории, приходит понимание того, что устройство мира постоянно изменяется и, соответственно, изменится в ближайшие двадцать или даже десять лет. Так, например, в начале ХХ века королевские семьи Великобритании и Германии были союзниками, а спустя несколько лет стали воевать по разные стороны баррикад. Понимание истории помогает прогнозировать то, как события в одной стране влияют на остальные — как, например, перевороты и войны приводят к росту цен на сырье по всему миру.

Читайте СМИ, но особо не доверяйте

СМИ могут ссылаться на не достоверные источники информации или выражать чьи-то корыстные интересы. Поэтому важно находить и анализировать информацию в разных источников. Большинство людей, которых удовлетворяет только одна точка зрения на вещи, легко поддаются манипуляциям.

Обратите внимание на БРИК (общепризнанная аббревиатура для Бразилии, России, Индии и Китая)

По мнению многих инвесторов именно эти страны возглавит мировую экономику к 2050 году. Среди этих стран Джим Роджерс особенно выделяет Китай и в некоторой степени Бразилию, а к остальным настроен более скептично. По аналогии с Францией 18-го века, Великобритание 19-го века и США 20-го века, инвестор считает, что Китаю будет принадлежать 21 век. Несмотря на то, что многие инвесторы считали, что Китай это совершенно неперспективное для инвестиций место, в 1980-х Джим Роджерс почувствовал в нем потенциал и начал вкладывать деньги, о чем совсем не жалеет в связи с огромным и возрастающим экономическим, политическим и культурным влиянием, оказываемым этой страной сейчас. С учетом некоторого перегрева китайской экономики Джим Роджерс советует инвестировать в Китай во время временных спадов («жестких посадок»).

Изучайте иностранные языки и, обязательно, китайский

Те, кто владеет иностранными языками, имеют явное преимущество, а с точки зрения инвестора это еще и помогает изучать документы в оригинале и общаться с представителями другой страны, увеличивая достоверность информации. Джим Роджерс дает совет всем родителям — позаботиться о том, чтобы дети и внуки учили китайский и английский, так как эти языки, по его прогнозу, будут главными языками международного общения. Для своих детей Джим Роджерс нанял гувернантку, которая разговаривает с ними на китайском.

Изучайте психологию, чтобы не поддаваться панике и эмоциям

Для того, чтобы быть хорошим инвестором и покупать и продавать в правильные моменты времени нужно, помимо прочего, разбираться в психологии. В краткосрочной перспективе эмоции и паника участников рынка обеспечивают рыночные падения и взлеты. Обычно инвестор теряет деньги, когда забывает о своих наблюдениях и позиции и поддается панике.

Наступает время женщин

Во многих азиатских странах, таких, как Китай, Индия, Корея, где всегда более предпочтительным было рождения мальчиков, девочки сейчас в дефиците. Так, в Китае рождается 119 мальчиков на 100 девочек. Джим Роджерс прогнозирует, что в скором времени азиатские мужчины столкнуться с проблемами в поисках жены, а женщины потребуют большей свободы, будут получать лучшее образование и им откроются огромные перспективы профессионального роста.

Никакая страна не может процветать, игнорируя закон спроса и предложения

Закон спроса и предложения — это то, что вы увидите, открыв первые страницы любого учебника экономики. Все цены меняются под воздействием спроса и предложения, и любая попытка искусственно ими управлять рано или поздно выдохнется.

Примите то, что абсолютно все подвержено изменениям

Даже если происходящие изменения вам не нравятся, отказываться их принять также глупо, как пытаться сопротивляться течению горной реки. Умение адаптироваться к переменам поможет избежать лишнего напряжения и открыть глаза на новые инвестиционные возможности.

Зачастую стереотипы не соответствуют реальности

В качестве примера можно привести ситуацию в начале 1970-х годов, когда акции компаний военно-промышленного комплекса США резко упали в цене из-за сокращения государственного финансирования оборонной сферы, а среди инвесторов и аналитиков было распространено мнение о дальнейшем падении стоимости акций. Однако после войны во Вьетнаме, которая продемонстрировала, что армии необходимы перемены, в отрасль были направлены государственные деньги, и акции компаний отрасли взлетели вверх, в некоторых случаях стоимость выросла в 100 раз.

Новое — хорошо забытое старое

Будьте настороже, когда все вокруг кричат о чем-то как о беспрецедентно новом и абсолютно уникальном. Даже интернет, по сути, лишь одна из инноваций, коих в истории было немало. Несмотря на то, что даже газета Wall Street Journa объявила в конце 90-х о начале Новой экономики, наглядным примером того, что нужно быть осторожным в оценке роли новых технологий является крах пузыря доткомов в начале 2000-х.

Изучайте свои слабости и признавайте ошибки

Зачастую даже те, кто считается профессионалами, совершают ошибки. Гораздо хуже может быть, если вовремя не признаешь, что выбрал неверный курс, и продолжишь отдавать энергию и время неперспективному направлению.

Присмотритесь к тому, чем брезгуют другие

Вас не должно смущать то, что другие считают вашу инвестицию глупой, если вы проанализировали имеющуюся информацию и уверены в обратном. Зачастую именно такие инвестиции приносят гораздо больше дохода. Можно разбогатеть, имея смелость купить что-то, в чем в текущий момент никто не видит потенциала.

Тщеславие затуманивает разум

Поддавшись тщеславию, очень легко быстро потерять все, чего достигли. Если человек или целое государство по какой-то причине начинает считать, что все вертится вокруг него, переставая замечать, что на самом деле происходит, то в скором времени теряет свою конкурентоспособность.

Чем больше вы будете учиться, тем яснее будет осознание того, как мало вы знаете. Понимание этого позволит отделить уверенность в своих силах от самоуверенности.

Смотрите на мир своими глазами, не полагаясь только на книги и чужие мнения. Чем больше вы узнаете мир, тем лучше будете понимать себя.

makeright.ru

0

96

Как найти общий язык с подростком

Быть может, Вы читали книгу “5 языков любви” - о том, как выражать любовь на понятном человеку языке. Для того, чтобы улучшить любые отношения, в том числе, отношения с подростком, Вы можете попробовать эти советы:

1. Первый язык любви: Уделяйте время.

Совместно проведенное время очень ценно. Но только в том случае, когда Вас ничто не отвлекает и Вы тотально включены в процесс взаимодействия с ребенком. Когда Вы наблюдаете за ним, разговариваете и, конечно, принимаете безусловно. Попробуйте просто побыть вместе, не диктуя своих правил, не требуя ничего. Очень здорово придумать совместный поход куда-либо, где будет интересно Вам обоим.

Родом из детства

2. Второй язык любви: Говорите слова поддержки.

Подростки - очень критичны к самим себе. Порой очень легко задеть их самооценку. Ваши слова одобрения наоборот придадут сил и помогут ребенку поверить в себя. Просто сказанное “у тебя все получится”, “я в тебя верю” или “ты такой молодец!” способны пробудить в ребенке веру в себя, а Вам с ним помогут стать чуть ближе.

3. Третий язык любви: Просто обнимите.

Нам всем так требуется тактильное ощущение любви. Но этот язык любви, пожалуй, самый трудный в “общении” с подростком. К тому же, если ребенок с детства не привык к ласкам и объятьям. Тем не менее, Вы сделаете человека счастливее, просто обняв его.

4. Четвертый язык любви: Подарите что то нужное.

Но хотим Вас предостеречь: дети в детских домах получают очень много подарков: от спонсоров и других доброжелателей. Это сказывается на них порой не самым лучшим образом. Поэтому, если Вы хотите сделать подарок ребенку в детском доме, то пусть это будет что то простое, при этом полезное и нужное именно этому ребенку.
Так, например, это может быть хорошая книга, журнал по возрасту ребенка, диск с музыкой любимой группы, настольная игра. В случае с подростками в детских домах - им крайне не хватает как раз проявлений других языков любви.

5. Пятый язык любви: Окажите конкретную помощь.

Ребенок ощутит Вашу любовь, если Вы на деле поможете ему в чем то, что ему важно. Например, представьте, что ребенок мечтает научиться кататься на роликах, а Вы как раз неплохо умеете кататься. Пригласите ребенка на совместное катание, и окажите ему помощь. Научившись чему - то благодаря Вам или справившись с какой то трудностью, он запомнит этот Ваш вклад в него на всю свою жизнь.

Дети — невероятно благодарные. Любите детей и они обязательно ответят Вам взаимностью.

Право выбора

0

97

Интересная лекция

0

98

Черта характера ребенка, гарантирующая успешность в будущем

Психологи назвали главную черту характера ребенка, которая позволит ему в будущем добиться успеха.

Главным признаком успешности ребенка в будущем ученые посчитали упрямство, которое, по мнению психологов, должно проявляться в конструктивном ключе: способности иметь собственное мнение и сопротивляться авторитарной власти.

Свои выводы ученые основывают на долговременном исследовании 745 детей, начатом в 1968 году. Тогда средний возраст наблюдаемых составлял 11,9 года, из них 49,9 процента — девочки. К концу исследования (в 2008 году) средний возраст наблюдаемых составил 51,8 года, из них женщин было 53,3 процента.

Родом из детства

Эксперты оценивали влияние родительского социально-экономического статуса, детского интеллекта, школьной успеваемости и характеристик поведения (внимательности, ответственности, прилежания, оптимистичного и пессимистичного настроения, соблюдения правил и другое) на профессиональные успехи и уровень доходов во взрослом состоянии.

Полученные результаты демонстрируют уверенную взаимосвязь между ответственностью, сопротивлением власти и прилежностью в прошлом и карьерными успехами в будущем.

Автор: Мария Дроздова

0

99

Дети — Что НЕ ТАК в наказаниях

Почему последствия не работают? Точнее, они очень хорошо работают в краткосрочной перспективе, но до определенного момента. И вообще не работают в долгосрочной перспективе.

Часто можно услышать: «Если у ребёнка часто случаются истерики, надо дать ему понять, что эти истерики недопустимы». И тогда мы наказываем ребёнка или используем «метод последствий».

По сути, мы сообщаем ему: «Вот что произойдет, когда ты в следующий раз устроишь истерику», «В следующий раз, когда ты устроишь такую истерику, ты не сможешь посмотреть свою любимую передачу/поиграть на компьютере».

Родом из детства

Когда мы применяем такой метод к детям, особенно к тем, у которых в жизни и так очень много фрустрации и подобные случаи происходят часто, мы сообщаем им следующее:

«Так как тебе сейчас очень сложно справиться со своей фрустрацией цивилизованными способами, давай я добавлю тебе ещё больше фрустрации!»

Так мы добавляем им ещё и ещё, делая только хуже. К тому же мы угрожаем им тем, что отберём дорогие им вещи, заберём то, что они любят. Конечно, в краткосрочной перспективе это очень хорошо работает. Но спросите себя:

«Каково ребёнку находиться в отношениях с человеком, который постоянно забирает у него то, чем он очень сильно дорожит?»

Поэтому здесь нужно быть очень осторожными. Это всё закончится ожесточением сердца. В какой-то момент ребёнок скажет: «Да мне и не нужно это вообще! Забирай!»

Но бывают ситуации, когда вам приходится забрать что-то у ребёнка, и вы делаете это, потому что это для его же блага – тогда вы делаете это из чувства ответственности и заботы, а не для того, чтобы немедленно изменить его поведение.

Если вам нужно забрать планшет, вам нужно будет и помочь выплакать ребёнку его слёзы. Это не должно быть угрозой, последствием или наказанием.

Из лекции Евы де Гостони (Eva de Gosztonyi) “Как справляться с истериками и слезами”

0

100

Понять язык подростка: какую музыку слушают Ваши дети?

Родитель: «Немедленно выключи этот ужас!»

Подросток: «Это не ужас, это музыка! Это группа ***, и она сейчас очень популярна».

Родитель: «Это музыка? А зачем они так кричат? Неужели нельзя петь нормально. Да они просто воют! А музыка? Да это просто скрежет и визг».

Подросток: «Да ты ничего не понимаешь… Отстань от меня, что хочу, то и слушаю».

Родом из детства

Обычный разговор в обычной семье. И опять между нами — бездна!

Вывод, который делает родитель: «Ну вот, опять он не хочет ничего слушать…» А подросток подумает при этом: «Меня здесь никто не понимает и понять не хочет…» И конечно, оба расстроены и оба в глубине души хотят совершенно другого: понимания, уважения, любви. Хотя у каждого это выражается по-разному. Но почему они так странно демонстрируют то, чего хотят достичь? Ведь мы хотим, чтобы было по-другому, но…

Подростковый период - время особенное, важное. В нем происходят серьезнейшие изменения. Подросток становится самостоятельным. Ему необходимо ощущение собственной индивидуальности, независимости от родителей. Он стремится стать взрослым и потому прибегает к разнообразным взрослым атрибутам: пробует курить, употреблять алкоголь, мальчики стремятся быстрее начать бриться, а девочки — краситься.

Помимо этого серьезнейшим образом перестраивается гормональная система организма, изменяется обмен веществ. Быстро и неравномерно растет скелет. Подросток иногда похож на старика: шаркающая походка, усталый вид, он весь как будто сгибается под грузом всех перестроек, которые в нем происходят.

Возникают частые и беспричинные смены настроения. У девушек может регулярно кружиться голова. Внутреннее состояние подростка бывает столь тяжелым, что мы ошибочно принимаем его за лень. С нашей точки зрения нет причин испытывать усталость, хотя внутренние причины очень реальны, пусть даже мы и не можем их распознать.

Родом из детства

И ко всему прочему бурно развивается план чувств и эмоций. Эмоциональный план постоянно требует пищи: сильных и ярких впечатлений, острых переживаний, новых опытов и проб. В этот момент подросток легко может увлечься экстремальными видами спорта, может полюбить фильмы ужасов или, наоборот, японские анимэ. Может перестроить свою жизнь подкакой-либостиль одежды и поведения, стать готом, эмо или панком.

Но есть ещё и другая сторона жизни подростка: поиск смысла.

Это время вопросов: «зачем я живу?», «что мне делать дальше?».

Причем эти вопросы не требуют однозначных и быстрых ответов. Они только зарождаются и начинают назревать внутри, зачастую даже не выражаясь рационально, осознанно. Это вопросы в будущее. И пока нет возможности вобрать в себя этот ответ, он слишком глобален и неподъемен. Есть только его предчувствие.

Как ни странно, но именно музыка сейчас точно соответствует этапу эмоционального развития подростка. И пусть нас не смущает обилие нецензурных слов и громкие, кричащие звуки. Музыка кажется разрушительной, но и внутри у подростка все бушует: разрушается старое, возникает новое. В том числе и новые отношения с миром, с родителями, со сверстниками.

Пусть не отпугивают странные тексты, про то, что «все плохо», и страшные лица кумиров на постерах, которые висят в его или её комнате. Они лучше, чем подросток, могут выразить то, как он ощущает окружающий мир. Это ощущение в большей степени эмоционально, оно не сформулировано в четкие определения, у него ещё нет ясной картины мира. Кумиры выражают собственную позицию, формулируют проблемы, которые сам подросток сформулировать пока не в силах.

Родом из детства

Они касаются того нового мира, который сейчас его окружает: проблемы поиска своего места среди одноклассников и в окружении, построения отношений с противоположным полом. И наряду с этим вопросы: «зачем я живу?», «какой смысл в моей учебе?», «почему мир так жесток, нужно ли быть таким, как все?». Вопросы, вопросы… И это очень созвучно тому, что можно услышать в рок-музыкев том числе. Вот почему песни любимых групп и исполнителей так ценны и нужны подростку.

Когда ты вернешься,
Попробуй принять для себя
Тот факт, что нет ни пространства ни времени.
Есть только жизнь, и она одна.
И тебе несколько легче чем тем,
Кому пришлось выбирать.
Скажи мне, дружище,
Долго ль тебя ещё ждать?
«Когда ты вернешься» (группа «Пилот»)

Посмотри по сторонам
И оглянись вокруг
Ты не увидишь ничего,
Кроме рабов и слуг

Ты не увидишь ничего,
Кроме ужасной боли,
Которой весь народ
Навеки будет скован.

Кто, если не мы,
Сможет встать с колен?
Кто, если не мы,
Сможет нас спасти?
Кто, если не мы,
Скажет твердо: «НЕТ»?
Кто, если не мы?
«Кто, если не мы?»
(группа «Ничего хорошего»)

И все, что вложено подростком в эту музыку, мы выбрасываем из своей жизни, когда требуем выключить «это». И вместе с музыкой отталкиваем от себя и подростка, продолжаем увеличивать пропасть, которая нас разделяет. И все потому, что нас не устраивает внешняя форма, в которой это подается. Форма идет вразрез с нашими представлениями о том, какой должна быть хорошая музыка. А может быть, хорошая музыка только музыка классическая? Бах, Бетховен, Моцарт? Но пока классика говорит на другом языке, к ней нужно прийти, а путь не близок.

А нам хорошо бы попробовать понять язык подростка. А для этого можно начать с очевидных вопросов. Спросить: «Что ты находишь в этой группе? Чем они тебе нравятся?» Но только тонко, аккуратно. Ведь нам легко с позиции родителя быстро обезоружить его, показать ничтожность его аргументов. Да, мы можем это сделать, потому что нам проще формулировать свои мысли, аргументировать их, мы умеем защищать свое мнение. Но сейчас нужно другое!

Если нам повезет, если мы будем достойны, чтобы нам доверились, то произойдет нечто крайне важное — сын или дочь, как сможет, будет делиться с нами тем, что важно для него, что дорого в его жизни. И давайте не будем ожидать искрометных фраз, высокопарного слога. Мы должны быть счастливы, что это произошло. Это начало пути друг к другу.

И как бы это ни звучало странно, но увлечения подростка, порой нам непонятные, в том числе современными течениями в музыке, — это мостик, по которому мы можем добраться до того, что сейчас волнует его, до важных для него вопросов. Это мостик, перекинутый с нашего берега на его берег.

Но современная музыка такая разная, в ней столько различных течений и стилей. И как в них разобраться, с чего начать, совершенно непонятно. Вполне логично предположить, что каждый современный стиль и жанр обладает своими отличительными особенностями. А если наш подросток слушает группы преимущественно одного стиля, то очень вероятно, что в них он находит то, чего в данный момент ему не хватает.

Очень многие стили принадлежат определенным субкультурам и молодежным течениям со своей идеологией и образом жизни. Но описание молодежных субкультур выходит за рамки данной статьи, и поэтому давайте обратимся только к музыке и рассмотрим некоторые наиболее яркие течения.

Родом из детства

Например, музыка панк-рока — это явный протест, вызов устоям и нормам общества. Желание быть не таким как все остальные, не быть безвольной «овцой в стаде». Черезпанк-рокпроходит большинство юношей в подростковом возрасте, потому что им внутренне необходимо разрушить до основания иерархию жизненных ценностей родителей, чтобы выстроить её заново самостоятельно.

Это происходит потому, что в детстве они принимают ценности своей семьи неосознанно, сейчас же надо прийти к ним уже сознательно. Помочь в этом процессе мы можем, предоставляя подростку большую свободу выбора, но находясь при этом рядом с ним.

Или другой вариант — течение RnB (Rich and Beauty, богатые и красивые). Наиболее точно его можно охарактеризовать девизом «Бери от жизни все». Это желание всегда быть первыми, успешными и знаменитыми, нравиться остальным, при этом совершенно не заглядывая в будущее, живя только сегодняшним днем.

А если наш «малыш» слушает dead metal, gothic metal и другие жесткие и агрессивные стили, то, возможно, так он выплескивает агрессию, которая не может найти более конструктивные формы для своего выражения и трансформации. Возможно, школа или его окружение оказывают на подростка излишнее давление, и тогда музыка становится спасительным «клапаном», разряжающим «давление» внутреннее. У подростка может быть достаточно много агрессивной энергии, и тогда наша задача — найти адекватные способы для работы с ней. Могут помочь и занятия альпинизмом, катание на роликах, футбол.

Но все это окажется малоэффективным, если у нас самих не будет внутреннего противовеса. Проще говоря, в нас самих должен быть прочный фундамент, настоящая и страстная любовь к музыке, живописи, театру или любому другому виду искусства. Тогда нам будет что ему передать! Да, наш портрет не висит у него на стене рядом с постерами кумиров. Но это ещё не означает, что он не берет с нас пример. Берет, и ещё какой! А любим ли мы самичто-нибудьтак, чтобы увлечь его не нравоучениями и нотациями, а своим примером?

А ещё нам важно понять одну простую истину: наш подросток стал другим! Хотя, возможно, мы не успели этого заметить, но мы уже не имеем права принуждать и склонять его к нашему мнению в одностороннем порядке. Он стремится стать индивидуальностью, набирает силу независимый от нас взрослый человек. А потому пора бы нам понять, что меняться теперь нужно нам.

Мы должны перестать смотреть на него как на ребенка. И что ещё труднее, должны перестать считать его своим. Конечно, он будет нашим сыном или дочерью всегда, сколько бы лет ему ни исполнилось, но теперь в наших с ним отношениях наступает важный период. Мы должны стать его другом, советчиком на пути решений сложных проблем и выборов. А это можно сделать в условиях равноправия и учета взаимных интересов. Уже нет необходимости, как прежде, «кормить» его нашей опекой и заботой в таком же объеме, как и прежде. Теперь настало время иной пищи, которую ничем не заменишь.

Хотим закончить этот рассказ историей одной нашей знакомой девушки, которая в свои 16 лет сменила не одну дюжину любимых исполнителей и групп. Её плеер послушал много, от сентиментальных, пронзительных песен про безответную любовь до панк-рока. Но её отец — большой фанат Высоцкого. И сейчас, когда она берет гитару и начинает петь то песни Владимира Семеновича, то песни собственного сочинения, нам спокойно за нее. У нее есть с кого брать пример.

Конечно, первые шаги навстречу друг другу всегда трудны, ведь нужно преодолевать собственные границы, но поверьте, дело того стоит! Ведь наградой станет особая и ни с чем не сравнимая радость взаимного узнавания. И кому, как не нам, первыми делать эти шаги?

Авторы: Варвара и Павел Куделины

0