HELEN CHANNEL - международный форум-рупор об исследованиях прошлых воплощений, а также о жизни в текущем воплощении

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проблемы у оставшихся родных на Земле. Фазы горя, работа с горем

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

тема

0

2

Горе, фазы горя (работа с горем)

0

3

Видео психотерапевта Игоря Погодина

Психотерапия острого горя


"Переживание утраты"

0

4

Вебинар.

Горе и потеря: переживание утраты детьми

Ведущая: Татьяна Панюшева — кандидат психологических наук, детский психолог, психотерапевт.

0

5

Психология Как пережить смерть близких и прийти в себя



00:20  - примеры из жизни -- смерть близких
1:20 - стадии горевания
05:00  - почему нельзя пить алкоголь чтоб залить горе
05:50 - как люди начинают не ведать что творят  -всех обвинять, скандалить
10:00 - как найти в себе силы жить дальше после смерти близкого

Психология затронет тему смерти - как прийти в себя после смерти близкого человека, как найти в себе силы выйти на работу и вообще дальше жить полноценной жизнью.

psiholog online из Москвы, Наталья Толстая помогает понять как правильно пережить горе и как не нужно в нем пребывать.
Психология человека такова, что нельзя долго пребывать в печали - надо найти выход стрессу.
Давайте затронем женщин - женская психология - слезы, рыдания - все, поплакали, как-то легче.
А мужчины? Психология мужчин - меньше плачут, больше в себе носят, поэтому больше  депрессии живут и меньше живут.
Поэтому психология  горевания смерти не первый год изучается - лучше продолжать жить, при этом возможно есть смысл прийти к специалисту за дельным советом, если человек как трава и  он дееспособен  и на работе у него никак не ладится.

0

6

Реакция горя. Лекция врача психиатра психотерапевта Скибо Елена

Очень мудрая лекция. Рекомендую к просмотру.

автор видео дает симптомы нормального проживания горя - и - патологического проживания.

__________________________

Реакция горя. Помощь людям пережившим потерю Скибо Елена

0

7

Помощь после потери близких: стадии горя, методы помощи, избавление от чувства вины

Оглавление:

1. 0:05 Стадии горя после потери близких: шок, отрицание, агрессия, апатия, принятие.

2. 5:20 Методы помощи при потере близких.

3. 7:53 Как избавиться от чувства вины после потери близких.

_______________

Ведущий: Ирина Лисицына

Врач-психотерапевт высшей категории, кандидат медицинских наук: Галущак Александр Васильевич

Информация справочная. Необходимо проконсультироваться со специалистом

Для каждого из нас потеря близкого человека – это настоящая трагедия, которую очень тяжело пережить, особенно, когда родной для нас человек уходит внезапно. Первая реакция в таком случае – это отрицание, причем отрицание может проявляться по-разному: кто-то начинает смеяться, кто-то, наоборот, плакать. Стоит ли успокаивать человека в таком случае? И как правильно это сделать? Какие стадии горя проходит человек в этот момент?

Какие методики помогают справиться с горем после потери близких людей.

Что делать, если человека мучает чувство вины, которое не дает ему нормально жить: если он просыпается с вопросом – что я мог или могла сделать, чтобы предотвратить случившееся, почему не я был или была на месте моего близкого человека? Стоит ли убеждать человека, что он ни в чем не виноват? Что это жизнь?

0

8

Первая помощь при остром горе

Первая помощь при остром горе.
Фураева Светлана Сергеевна, психолог.

_____________________

http://www.memoriam.ru - сайт и форум для переживающих смерть близкого человека.

_____________________

Принципы общения и помощи горюющему ребенку

0

9

Источник: с сайта гипнотерапевта Валерия Матвеева

Как помочь пережить смерть близкого человека

Тут важно начать с установочного момента. Столкновение со смертью вообще дело неприятное. Даже с чужой. Поэтому друг-товарищ горюющего, как правило, сам испуган, растерян и встревожен. А главное — бессилен что-либо предложить и изменить. А бессилие, тревога и неопределенность часто раздражают людей. Отсюда такие реакции как: «хватит реветь», «тебе просто жалко себя», «слезами горю не поможешь» и т.д. Другая крайность: «я тебя понимаю», «нам всем сейчас тяжело», высокая концентрации эмпатии и включенности. Тоже вредно, потому что степень погружения в чужое горе должна быть очень умеренной, вы и правда мало что можете сделать.

Что нужно знать о горе и переживании утраты.

Смерть близкого — это прежде всего серьезный острый стресс. И как любой тяжелый стресс, он сопровождается интенсивными переживаниями разного свойства. Тут и злость, и вина, и подавленность. Человеку кажется, что он остался один в этом мире со свое болью. По моему опыту, горевание переходит в депрессию в основном от двух переживаний: «я совсем один» и остановка горевания. Поэтому друг-товарищ может помочь горюющему, по большому, двумя способами: дать почувствовать свой присутствие и поддержать процесс переживания.

Краткие принципы горевания.

Здесь я описываю разные взгляды на работу горя. Но для бытового просвещения достаточно знать несколько ключевых принципов:
• Нет правильного и неправильного способа переживать утрату. На самом деле, нет никаких стадий, который сменяют друг друга. Все это удобные рабочие модели для специалистов. Но человек больше чем любая модель, его описывающая. Так что стоит избегать советов про то, как правильно горевать и что делать, даже если вы прочитали про это. И даже если вы сами пережили горе, не факт, что ваш способ подойдет другому.
• Горе может сопровождаться эмоциональными перепадами. Самые рассудительные начинают вести себя иррационально, а живчики по жизни могут впасть в ступор. Постарайтесь быть бережным с его чувствами. Фразы типа «ты так поменялся», «так какой-то не такой как был раньше», «ты совсем расклеился», вызовут скорее стыд и вину, чем принесут облегчения. Человеку важно знать, что переживаемое им — это нормально. Ну а вы не берите на свой счет, если эти эмоции внезапно обрушиваются на вас.
• Не существует четких временных рамок для работы горя. По разным данным, в среднем, восстановление после утраты близкого может занимать от года (считается важным пережить все ключевые даты без него) до двух лет. Но для некоторых людей с особенностями установления близких отношений это может быть гораздо меньше или наоборот дольше.
Доброе слово и верное дело.
Самый тревожный вопрос для близких (и не очень) людей — это «что я могу для него/нее сделать?». И самое полезное, что вы можете сделать, не мешать ему. Просто сопровождать человека в том, что с ним происходит. И тут помогут несколько нехитрых приемов.
Принятие факта смерти. Не стоит избегать темы смерти из идеи «не тревожить лишний раз», также, как и избегать слова «смерть». Говорите про это прямо и открыто. Выражения типа «Он ушел», «Бог забрал его», «Время кончилось», «Его душа осталась с нами», поощряют избегание контакта с темой смерти, а значит тормозят процесс горевания.
Выражение своих чувств. Не надо фантазировать о том, что знаете, как чувствует себя переживающий утрату. Даже если Вы пережили сами, помните, что все мы разные и по-разному переживаем. Если вам жаль, вы сочувствуете, так и скажите: «Мне жаль, что тебе приходится переживать это». А если не жаль или вы тревожитесь, то лучше промолчите. Человек особо чувствителен в этот период, и вина за то, что его состояние тревожит вас, точно будет вредна.
Прямые послания. Вы не знаете, как помочь, но хотите поддержать? Так и скажите. Не нужно напрягать фантазию. Просто дайте знать: «Есть ли что-то, чем я могу тебе помочь?», «Если тебе что-то понадобиться, можешь рассчитывать на меня». Но не надо это говорить из вежливости. Лучше честно промолчать, если не готовы вкладываться в человека, чем пообещать из вежливости или тревоги, и потом искать способы избежать обещанного.
Придержите свою философию. Мы все опираемся в трудные минуты на разные убеждения про мироустройство, как внутреннее, так и внешнее. Не нужно лезть к человеку со своими идеями. Даже если вы оба придерживаетесь одной веры, утешать верой — работа священника, духовного наставника.
Как же сопровождать человека, переживающего утрату?

1.Слушать, а не говорить.

Психотерапевт Рон Курц сказал, что у человека есть четыре страсти: «знать, менять, интенсивно, идеально». Особенно они обостряются в минуту тревоги и неопределенности.
Все думают, что же сказать горюющему да так чтобы «вылечить» его от горя. А секрет в том, чтобы вместо этого его надо спрашивать и слушать: об умершем, о чувствах, о смыслах. Просто дайте знать, что вы рядом и готовы слушать. В процессе слушания могут рождаться разные реакции, но нужно помнить несколько простых правил:
• Принимать и признавать важность всех чувств. Плакать перед вами, злиться, смеяться человеку должно быть безопасно. Если у вас есть идея как правильно реагировать на смерть, то сделайте небольшое усилие и удержите внутри. Критика, осуждение и наставления, вообще не нужны в процессе горевания.
• Проявлять терпение. Не давите на человека. Просто обозначьте свое присутствие и готовность выслушать. И ждите, когда он сам решит это сделать.
• Позвольте говорить про умершего. И столько, сколько ему нужно. Возможно, это будет слишком много для вас. Найдите способ позаботиться о себе без прерывания рассказчика. Если вы хотите и помочь, и не напрячься, то это нормально, но вряд ли сработает. Смотрите предыдущий пункт — терпение. Повторение историй про умершего — это часть процесса горевания и принятия смерти. Проговаривание уменьшает боль.
• Учитывайте контекст. Безопасная обстановка и отсутствие спешки важно для поддерживающего присутствия. Если вы хотите затеять разговор по душам, оцените уместность обстановки и окружения.
• Теперь о привычных речевых стереотипах. Существуют популярные «слова поддержки», которые могут красиво звучать, но не несут никакой практической пользы.
• «Мне знакомы твои чувства». Да, у нас может быть свой опыт утраты и переживания горя. И он уникальный, даже если похож. Лучше спросите горюющего о его переживаниях и послушайте о них.
• «У Бога на него свои планы», «Он/она теперь у Боженьки в раю». Если вы не священник, к которому пришел прихожанин, лучше придержите религиозные идеи. Часто, это вызывает лишь злость.
• «Подумай о тех, кто жив, ты им нужен». Отрубили палец? Подумай об оставшихся девяти. Им нужна твоя забота. Разумная мысль, никак не отменяющая боль утраты.
• «Хватит рыдать, пора жить дальше». Еще один бесполезный совет. Горевание по умершему потому и случается, что он был важной фигурой в жизни человека. Поэтому не надо предлагать отказываться от этой важности. Рыдания пройдут сами, когда рана заживет. Терпите.
• «Тебе надо…», «Ты должен…». Придержите свои наставления. Как правило, ничего кроме ссоры они не обещают. Тем более если человек переживает злость или апатию.

2.Предложите практическую помощь.

Как известно, болтать — не мешки воротить. А тем временем, горюющие люди часто испытывают стыд за свои сильные чувства, снижение функциональности, вину за то, что беспокоят людей. Из-за этого им трудно просить о помощи. Поэтому будьте внимательны: заметили, что у друга второй день нет еды в доме, сходите и купите. Знаете, что кладбище далеко, а машины нет — предложите отвезти, закрылся и не выходит из дома, найдите время побыть с ним. Простая бытовая поддержка даст почувствовать, что он не один.
Не надо пытать человека, что конкретно вы можете сделать, просто проявите некоторую смекалку и инициативу.

3. Что вас ждет в долгосрочной перспективе?

Процесс горевание не заканчивается с похоронами. Его продолжительность зависит от особенностей каждого. Будьте готовы к тому, что ваш друг/товарищ может переживать горе до нескольких лет.
Не забывайте справляться про него. Будьте на связи, проверяйте его периодически, поддерживайте если не делом, то хоть добрым словом. Это гораздо более важно, чем разовая поддержка с похоронами. В начале человек может быть в шоке и на этом возбуждении даже не чувствовать горя и нужды в чей то заботе.
Не давите на горюющего. «Ты такой сильный», «Пора идти дальше», «Кажется теперь все в порядке», старайтесь избегать интерпретаций чужого опыта и скрытых наставлений.
Уважайте ценность умершего в текущей жизни человека. Будьте готовы к тому, что ваш друг будет вспоминать умершего в разных ситуациях, фантазировать о том, чтобы тот посоветовал или сделал. Если Вас этот раздражает, найдите в себе силы придержать раздражение. Конечно, если отношения с другом действительно дороги, и вы уважаете его.
Помните про памятные даты. Они бередят рану утраты, особенно в первый год, когда горюющий проходит все праздники и годовщины без любимого человека. В такие дни поддержка особенно необходима.

4.Когда нужна помощь специалиста?

Процесс горевания — это депрессия, растерянность, чувство утраты связи с окружающими, и вообще «маленькое безумие». И это нормально. Но если все эти симптомы со временем не спадают, а наоборот усиливаются, тут есть вероятность, что нормальное горе переходит в осложненное. возникает риск развития клинической депрессии. Здесь уже мало помощи близких людей и даже психолога — нужна консультация психиатра.
Это не делает человека сумасшедшим. Просто при клинической депрессии наш мозг начинает работать чуть по-иному, нарушается баланс химических веществ.
Психиатр назначает препараты для выравнивания, а психолог может параллельно работать в русле разговорной психотерапии.

0

10

продолжение

Как вы можете распознать. что человеку нужна помощь? Главное быть внимательным и делать поправку на собственную тревогу, потому что «у страха глаза велики».

Как правило, это сочетание нескольких симптомов, устойчиво длящихся более 2 месяцев:

• Трудности повседневного существования и обслуживания себя,
• Сильная концентрация на теме смерти,
• Чрезвычайно яркое переживание горечи, злости и вины,
• Запущенность в уходе за собой,
• Регулярное употребление алкоголя и наркотиков,
• Невозможность получать какое-либо удовольствие от жизни,
• Галлюцинации
• Изоляция
• Постоянное переживание безнадежности
• Разговоры о смерти и самоубийстве.

Есть верный способ как сказать о ваших наблюдениях не пугая и навязываясь. Просто отметьте, что беспокойтесь за человека, так как видите, что он не спит или не ест уже несколько дней и, возможно, ему нужна помощь.
Ну а галлюцинации и попытка самоубийства — это верный признак того, что пора вызывать Скорую медицинскую помощь.

Особенности поддержки детей, переживающих утрату.

Даже очень маленькие дети могут переживать боль утраты, но они еще ну умеют обходиться со своими чувствами и учатся у взрослых. И они нуждаются в поддержке, заботе и, главное, в честности. Поэтому не стоит избегать темы смерти, врать про «папа уехал» или «собаку отдали в хорошее место». Нужно много поддержки, дать понять, что чувства по поводу утраты — это нормально.

Отвечайте на вопросы ребенка честно и открыто: про смерть, про чувства, про похороны. Старайтесь, чтобы ваши ответы про смерть были простыми, конкретными и осмысленными. Дети, особенно маленькие, могут винить себя в том, что случилось, а правда может им понять, что их вины нет.

Важно помнить, что у детей другие способы выражать свои чувства: истории, игры, рисунки. Вы можете вникать в этот процесс и тогда поймете, как они справляются.

Что может помочь горюющему ребенку:

• Позволить ребенку участвовать в процессе похорон, если он не против.
• Если в Вашей семье есть культурно-религиозные традиции, то поделитесь ими в вопросе про смерть.
• Подключайте кленов семьи, чтобы ребенок видел разные модели переживания утраты.
• Помогите ребенку найти символическое место умершего в своей жизни.
• Поддерживайте участие детей в повседневной деятельности.
• Обратите внимание на то, как проявляются детские переживания в играх, это хороший способ коммуникации с ними.
Что не надо делать:
• Не заставляйте детей «правильно горевать», они сами найдут свой способ.
• Не врите детям о том, что «бабушка уснула», не говорите чепухи.
• Не говорите детям, что их слезы могут расстроить кого-то.
• Не пытайтесь защитить ребенка от переживаний утраты. Дети не идиоты, прекрасно считывают чувства родителей.
• Не прячьте своих слез от ребенка. Так вы дадите сигнал, что выражать свои чувства — это нормально
• Не превращайте ребенка в корзину для всех своих переживаний и возникающих проблем — для этого есть психолог, друзья и терапевтические группы.

Ну и конечно, нужно помнить, что человеческая жизнь и отношения больше любых схем и советов и нет какой-то правильной схемы, есть только принципы, которые могут корректироваться с учетом культурных особенностей.

0

11

продолжение

Психологическая помощь при смерти.
При работе с горем и утратой консультанту важно иметь хотя бы общее представление о культурных особенностях переживания этого опыта у клиента. Потому что разные религии и культуры имеют свои взгляды на смерть, что оказывает дополнительное влияние на клиента. Но в данной статье, речь пойдет о клинических вариантах взгляда на горевание и понимание того как пережить смерть близкого человека.
«Стадии горевания» являются наиболее привычными понятиями для большинства психологов. Эту модель вывела американо-швейцарский психоаналитически-ориентированный психиатр Elisabeth Kübler-Ross, M.D. Согласно этой модели, человек переживши утрату, проходит через 5 этапов: отрицание, злость, торги, депрессию и принятие. Сама концепция проста и легко применима, как и любая ясная модель. При этом она порождает и ряд вопросов. Все ли проходят эти стадии и в такой последовательности? Можно ли говорить о стадии депрессии как о клиническом диагнозе (в том числе нейрологически)? Есть ли какие-то временные рамки?
С тех пор прошло много лет, ее модель подвергалась критике, предлагались другие способы оценки. Какие же еще взгляды на процесс скорби существуют на данный момент?

Клинический психолог из Колумбийского университета George A. Bonanno Phd, например, предположил, что нет никаких стадий, есть естественный процесс восстановления после разрыва. Он берет за основу понятие «психологической гибкости», утверждая, что отсутствия явно выраженного горя является нормой в противовес психоаналитической модели, которая патологизирует такой процесс, позиционируя его как «прерванная работа горя».
Альтернативный подход к стадиям горевания представлен концепцией фаз на основе теории привязанности (attachment theory) Parkes, Bowlby, Sanders, и другими.

Parkes определил 4 фазы.

Фаза I — это период оцепенения, который наступает сразу после потери. Это оцепенение, свойственное всем выжившим, позволяет не обращать внимание на факт утраты хотя бы короткое время.

Далее, человек переходит в Фазу II — тоски. Тоски по утрате и невозможности воссоединения. В это же фазе часто происходит отрицание постоянства утраты. Злость играет в этой фазе важную роль.

В Фазе III, горюющий дезорганизован и впадает в отчаяние, начинает испытывать трудности функционирования в привычной среде.
И наконец, клиент входит в Фазу IV, начиная реорганизовывать свое поведение, реструктурировать личность для того, чтобы вернуться в нормальное состояние и вернуться к быту, строить планы на будущее (Parkes, 1972, 2001, 2006).
Bowlby (1980), чей интерес и работа частично пересекались с работой Parkes, рассматривал проживание горя как переход из одной фазы в другую по кругу, где каждый следующий проход переживается легче предыдущего. И также, как и со стадиями, явная граница между фазами является весьма редким явлением.

Sanders (1989, 1999) также использует идею фаз для описания процесса горевания и выделяет их 5: (1) шок, (2) осознание утраты, (3) консервация в отрицании, (4) исцеление, и (5) восстановление.

В работе специалиста знания о стадиях иногда вносят смуту в понимании своей работы с горюющим, которое заключается в нехитрой установке «провести клиента через стадии горевания». Однако у этой задачи есть одна большая проблема — стадии и фазы условны, модели разные и сначала надо ввести клиента теорию. А это не всегда нужно и даже возможно. Кроме того, работа с горем зависит от собственной способности консультанта выносить и отзываться на переживания утраты клиентов, иначе возникает искушение работать на интеллектуальном уровне, когда клиент понимает, что утрата произошла, но эмоционально еще не может это принять и пережить.

Альтернативой является рассмотрение процесса горевания как естественного биологического механизма адаптации к потере и восстановления после разрыва близких отношений, то есть привязанности. Теория привязанности изначально разрабатывалась как эволюционная поведенческая теория. И горевание — это неотъемлемый механизм привязанности, запускаемый при потери близкого. И, как и у любого биологического механизма, у него есть задачи, связанные с концепцией фаз Bowlby, описанных выше.

Задача I: Принять реальность утраты.

Когда умирает или уходит близкий человек, первичной задачей становиться принятие того, что воссоединение больше не возможно. С точки зрения контакта с реальностью, при смерти это сделать проще. При расставании сложнее, потому что вот он, объект привязанности. Первичная тревога утраты объекта связана с естественной биологической активацией поиска объекта привязанности. Часто родители, потерявшие детей, стараются скорее завести еще ребенка, потерявшие партнера скорее найти пару, собаку — быстрее завести еще животное. Такое замещение приносит облегчение, но может прерывать процесс горевания на долгие годы.

Другая реакция — это отрицание, которое Geoffrey Gorer (1965) назвал «мумификацией». Когда человек хранит память и живет как будто утраченный объект привязанности вот-вот появится. Вариантом прерывания горя может быть уход в отрицание реальной значимости объекта по типу «не так уж и близки мы были», «он не был таким уж хорошим для меня отцом/мужем и т/д». Еще одной защитой от реальности утрату может служить фрагментарное вытеснение. Например, когда ребенок, потерявший отца в достаточно сознательном возрасте 12 лет, оказывается неспособным через некоторое время вспомнить даже его лицо. Прохождению этой задачи часто помогает ритуал похорон. В терапии же, это может быть простое человеческое «расскажи про него/нее», поддержка переживаний (не усиление), исследование образа отношений. Все то, что помогает детально соприкоснуться с утраченной фигурой терапевту и клиенту, вернуться в реальность.

Задача 2: Переработка боли от утраты.

В современном обществе есть разные взгляды на то, как следует переживать утрату и с какой интенсивностью. Иногда не только окружение горюющего, но и консультант может быть сбит с толку низким (субъективно) уровнем интенсивности эмоционального вовлечения в процесс горевания, что иногда приводит к ошибочному выбору тактики «достучаться до чувств», «высвободить слезы». Однако, важно помнить, что сила переживания утраты объекта привязанности зависит и от стиля привязанности. Для людей с определенными стилями утрата действительно может быть менее травматична чем для других.
При этом утрата сама по себе является сильным острым стрессом, который сопровождается, в том числе, и болезненными физическими переживаниями.
Когда люди испытывают эмоциональную боль, активизируются те же зоны мозга, что и при ощущении физической боли: это the anterior insula (передняя островковая доля головного мозга) и the anterior cingulate cortex (передняя часть поясной извилины коры головного мозга).
Понятно, что окружающим людям может быть невыносимо соприкасаться с чужой болью, отчего они стараются всячески приободрить человека, стыдить его «хватит, тебе жалко себя, на самом деле», «тебе надо развеется» и прочие бесполезные, но ловко останавливающие горе советы. Нормальной реакцией человека является попытка прекратить боль, отвлечь себя, отправиться в путешествие, погрузиться в работу в лучшем случае. В худшем начать использовать психоактивные препараты и алкоголь.

0

12

окончание

John Bowlby (1980) говорил про это, «Рано или поздно, тот, кто избегает всей полноты переживаний горя, ломается и впадает в депрессию» (p. 158). Сопровождению в этой задаче помогает эмпатическое присутствие и сопереживание консультанта, опять же его способность переживать неопределенность и контейнировать отрицательные аффекты. Не нужно делать ничего особенного ни если вы специалист, ни если близкий человек. Просто разделять боль с тем, кто через нее проходит.

Задача 3: Приспособиться к жизни без ушедшего или «Как же я буду жить без него/нее?».

Поскольку утрата меняет представление человека о себе-в-отношениях, в процессе проживания горя он сталкивается с тем, что приходится учиться по-другому переживать себя и устраивать свой быт. Неосложненное горе сопровождается изменениями на трех уровнях: внутренний — переживание самости (кто я теперь?), внешний (быт) и духовный (систему верований, ценностей и убеждений)
Внешнее приспособление — это поиск ответов на изменение обстановки, расстановка приоритетов, направление усилий: Как растить детей? Как зарабатывать на жизнь? Платить по счетам? Организовывать досуг? Нарушение приспособления здесь может встречается в попытке консервации привычного образа жизни. Снижении тестирования изменившейся реальности.
Parkes (1972) делает важный акцент на том, как много уровней затрагивает утрата: «Любая утрата очень редко означат буквально утрату того, кто ушел.

Так потеря мужа, означает еще и потерю сексуального партнера, компаньона, ответственного за финансы, ответственного за воспитание детей и так далее, в зависимости от ролей, которые выполнял муж». (p. 7) Поэтому ревизия и пересмотр ролей, которые играл близкий человек — это важная часть терапии горевания. Другая часть работы приходится на поиск новых смыслов в повседневной деятельности.

Внутреннее приспособление — это работа на уровне переживания самости, Я-концепции. Здесь важно понимать, как смерть влияет на определение себя, самооценку и видение авторства собственной жизни. Уход от диадного видения «А чтобы сказал мой муж/жена?» к тому «Что же хочу Я?».

Духовное приспособление. Потеря в результате смерти может изменить привычное мировосприятие, жизненные ценности и убеждения, которые влияют на наши отношения в себе, с соседями, друзьями, коллегами. Janoff-Bulman (1992) выделил три базовых допущения, которые часто рушатся от смерти любимого человека: что мир благосклонное место, что в мире есть смысл, и что он или она чего-то стоят. Однако, не всякая смерть меняет наши базовые убеждения. Ожидаемая смерть пожилого человека, прожившего достойную жизнь, скорее укрепит наши ожидания и подчеркнет наши ценности, например, «он прожил наполненную жизнь, поэтому умер легко и без страха».

Задача IV: Найти способ начать новый этап в жизни, сохраняя адекватную связь с умершим.

В процессе горевания, вся эмоциональная энергия горюющего направлена на объект утраты. И на этой стадии происходит балансировка между переживанием про этот объект и вниманием к собственной жизни, восстановлением контакта со своими интересами. Часто можно встретить установку «пора забыть про него/нее и двигаться дальше», что является скорее вредным советом. Потому что умерший становиться внутренним объектом, частью Самости, а значит забывая про него, мы отказываемся от себя.
Задача консультанта на этой стадии не забыть про отношения, пойти за обесцениванием или переключением на другие отношения, а помочь найти клиенту подходящее место умершему в их эмоциональной жизни, место в котором образ ушедшего будет эффективно включен в повседневную жизнь.

Marris (1974) иллюстрирует эту идею так: «В начале, вдова не могла отделить свои намерения и осознавания от фигуры ее мужа, который играл в них важную роль. Чтобы почувствовать себя живой, она поддерживала иллюзию сохранившихся отношений через символизм и иррациональные убеждения. Но с течением времени, она начала переформулировать свою жизнь с позиции принятия того факта, что муж умер. Она прошла постепенную трансформацию от разговора с ним «как если бы он сидел в кресле рядом» к размышлению о том, чтобы он сделал или сказал сиз позиции ее собственных интересов и будущего ее детей.
Пока, наконец, она не присвоила свои собственные желания и перестала нуждаться в фигуре мужа для их проявления. (pp. 37–38)» Как мы видим из примера, наиболее подходящим выражением этого состояния может быть «не-жизнь в отношениях». Жизнь как будто остановилась в этой точке, и человеку кажется, что он никогда больше никого не полюбит.
Однако, решение этой задачи приводит к осознанию, что в мире есть люди, которых можно любить, и это не лишает утраченного объекта любви, в свою очередь.

Валерий Матвеев

0

13

Что можно говорить другу, находящемуся в депрессии, а что категорически нельзя

Каждую неделю «Такие дела» отвечают на вопросы, которые задают читатели. Сегодня речь пойдет о депрессии, а вернее о том, как быть хорошим другом для человека, оказавшегося в этом состоянии.

***

Примерно каждый четвертый хоть раз в жизни сталкивался с депрессией. Хотя иногда мы, заламывая руки, называем депрессией просто приступ плохого настроения. Нужно различать хандру, легкое депрессивное состояние (малая депрессия, субдепрессия) и настоящую клиническую депрессию, которая может затянуться на несколько месяцев.

Клиническая депрессия характеризуется тремя главными симптомами:

Плохое настроение. Но не такое, какое бывает обычно после тяжелого дня или недели. При депрессии человек теряет способность радоваться, не получает удовольствие от привычных вещей — еды, общения с друзьями, секса, музыки, фильмов. Это состояние называется ангедония.
Нарушение мышления. Человеку в депрессии трудно соображать, создается ощущение, что мысли «как кисель». Работа выполняется медленнее.
Двигательная заторможенность. Депрессию всегда сопровождает постоянное чувство усталости. Заставить себя пойти куда-то в таком состоянии крайне сложно.
Если эти симптомы наблюдаются больше месяца, то это повод обратиться к врачу, а вот с легкой депрессией под силу справиться самостоятельно, с помощью близких и психотерапии. Но близким стоит помнить несколько простых правил — что нужно делать, и чего ни в коем случае нельзя говорить. Вот что рекомендуют психологи.

Позвольте человеку пережить это состояние

Предположим, ваш близкий человек пережил неудачу, его ожидания не осуществились, планы не были реализованы. Он очень расстроен, его не радует то, что он обычно любит. Не торопите его. Говорить фразы: «Да перестань думать об этом!» или «Нужно двигаться вперед!» — нельзя. Состояние грусти не так уж плохо для человека. Грусть позволяет немного отдохнуть после той гонки, что была до этого, прийти в себя, переосмыслить, чтобы после этого плавно выйти из этого состояния.

Говорите честно

«Да, не удалось достигнуть цели, но давай ты отдохнешь и еще раз попробуешь, если захочешь, нет — тогда попробуешь себя в чем-то другом».

Не обесценивайте неудачу

Фразы: «Забудь», «Перестань», «Твои неудачи ничего не значат» сделают только хуже. Человек может и должен извлечь из своих неудач урок. Только для этого нужно время.

Признайте важность этой ситуации

«Да, ты пытался, не вышло, но очень важно, что ты делал это! Чувства, которые ты испытываешь сейчас, очень важны. Грусть, потеря сил — все это закономерно, но я рядом и помогу тебе».

Будьте осторожны с шутками

Не стоит грубо шутить, зубоскалить, иронизировать над ситуацией. Конечно, тяжело, когда близкий тебе человек в плохом настроении, хочется, чтобы он улыбался, а не ходил мрачный. Может показаться, что если шутить и высмеивать ситуацию, то он сразу развеселится и все тут же пойдет на лад. Но скорее всего будет только хуже. Любое грубое вторжение, критика помешают выходу из депрессивного состояния.

Не заставляйте

Насильно тащить человека на вечеринки и прогулки в депрессивном состоянии категорически запрещается. Ошибка заключается в том, что когда мы видим депрессивного человека, нам хочется дать ему энергию жизни. Мы говорим: «Посмотри, как все это здорово!» Но человек просто физически не способен оценить это. Когда он видит, как люди радуются жизни, это только ухудшает его состояние, он начинает задаваться вопросом: «А почему я так не могу?»

Никакой агрессии

Увидев, что человек еще больше закрывается, ни в коем случае нельзя говорить агрессивно: «Почему ты до сих пор в тоске?», «Чего сидишь и грустишь?», «Соберись, тряпка!» Такие фразы запрещены даже в шутку.

Запаситесь терпением

Не надо делать чего-то чрезмерного, будьте сдержаннее и спокойнее. Но если состояние близкого вам человека не улучшается в течение месяца, это повод обратиться к психотерапевту или психиатру. Возможно, речь идет о клинической депрессии, которую необходимо лечить медикаментозно.

Помогите избавиться от страха перед специалистами

Многие пациенты с клинической депрессией боятся идти к психотерапевту или психиатру. Думают: «А вдруг это что-то хуже, чем просто депрессия, вдруг я схожу с ума» или «Я справлюсь сам/сама». Близкие люди в этот момент должны мягко и аккуратно объяснить: «Знаешь, похоже, это депрессия, и я читал, что она полностью излечивается. Мы найдем выход. Давай сходим к специалисту вместе. Мне кажется, что это поможет тебе выйти из этого состояния».

Будьте рядом

Будьте рядом или поблизости, чтобы ваш друг всегда знал, что, если ему понадобится помощь, то ему будет к кому обратиться.

0

14

Как жить после смерти близкого?

Первый раз я столкнулась со смертью семь лет назад, когда умер мой дедушка. Единственный и самый любимый. У него нашли рак, через два года он умер. Но я помню то состояние — я не верила, что он болен, я не верила, что он может умереть. Мне казалось, что всё образуется, в голове крутились мысли — "Не может быть, что в нашей семье может так рано кто-то умереть". Оказалось, может.
Когда бабушка позвонила и сказала, что дедушка умер, я расплакалась, но не понимала происходящего. Осознание пришло на похоронах, когда я его поцеловала, а он оказался холодными, и шок — дедушка умер. Я плакала весь день, пока шли похороны, я плакала весь следующий день, и спустя время при воспоминании о нём я снова плакала. Меня раздражали все люди, что пришли на поминки. Они ели, пили, смеялись, и меня это поражало — "Как вы все можете сейчас это делать, когда не стало моего любимого дедушки!".
Мне так хотелось побыть одной, оплакать своё горе, и ни с кем не говорить, и никого не видеть. С тех пор я ни разу не была на могиле у дедушки. После этих похорон я ненавижу запах ладана, когда я его чувствую, меня тошнит. После тех похорон я долгое время не могла приехать к бабушке в гости, потому что боялась не почувствовать запах табака от сигарет, крепкие объятия деда и не услышать — "О, шнурок приехал".
Сейчас раком болен мой папа, уже пятый год. Несколько недель назад ему стало плохо, он попал в больницу, потом в реанимацию. Никто ничего не говорил и не объяснял. Ты звонишь и ломишься в реанимацию, чтобы понять, почему он там оказался, а тебе отвечают: "Мы справок по телефону не даём" — или ещё лучше: "Вы кто такая? Дочь? Я вас первый раз вижу и не обязан ничего говорить". И ты в голове прокручиваешь самые страшные мысли и вздрагиваешь от каждого звонка, боясь услышать, что твоего папы больше нет.
Папе стало лучше, и его должны выписать, но рак никуда не ушёл, поэтому начнётся новый виток анализов, больниц, тревог и переживаний. А мой папа каждый день на вопрос — "Как дела?", — отвечает "Пока жив". А я выдыхаю, значит, ещё есть время.
Тема смерти очень большая и сложная. В ней так много чувств, самых разных: тревоги, страха, переживаний, радости, негодования, вины, злости, стыда. Но так мало мы можем встретить людей, с которыми мы можем поговорить о смерти, кто готов тебя выслушать, поделиться опытом проживания горя, мыслями о собственной смерти. Человек боится не только самой смерти, но и людей, кто переживает смерть близкого. Часто мы можем слышать: "У моего любимого умерла мама, хочется ему помочь, но не знаю, как. "О чём с ним говорить? О смерти? О маме? Но ведь её больше нет. А вдруг я ещё больше его травмирую? О чём-то отвлечённом? Наверное, я покажусь бесчувственной". Не найдя ответов на эти вопросы, мы предпочтём отстраниться и дать человеку придти в норму самостоятельно.
К сожалению, в наших семьях не учат проживать чувства, связанные с потерей, не учат, как бы странно это ни звучало, отношению к смерти. Первый опыт столкновения со смертью всегда вызывает шок и оцепенение, и ты не понимаешь, куда себя деть и как с этим быть. И никто не говорит, что всё, что с тобой происходит — это нормально.
Элизабет Кюблер-Росс в своей книге "О смерти и умирании" выделила пять стадий траура. Мне бы хотелось ими поделиться, поскольку понимание того, "что со мной происходит", является естественным проживаниям горя. Это может поддержать и успокоить.
Психологический шок и отрицание. Резкий упадок сил, оцепенение, непринятие действительности — "не может быть, что это происходит со мной". В самые первые минуты, когда мы узнали о горе, на несколько минут мы можем прибывать в шоке, а затем начать громко плакать, ещё не понимая, что произошло. Шок и оцепенение могут затянуться, и как будто нас заморозить. В состоянии мы можем начать готовиться к похоронам, так и не допустив чувство боли до осознания того, что мы потеряли. А горе важно прожить и пережить.
Гнев, возмущение. Когда человек пережил шок, наступает момент понимания того, что случилось. Накрывает невыносимая волна боли, которая может переходить в сильную злость и агрессию на несправедливость судьбы, врача, близких. Часто возникают случаи с аутоагрессией, когда агрессия направлена на самого себя, и мы начинаем себя винить, что вовремя не отвели к врачу, не проконтролировали ситуацию.
Торг, попытка заключить сделку с судьбой. Это желание найти волшебное решение, быстрый и лёгкий способ "излечиться".
Страх, депрессия, потеря интереса к жизни. После того, как острый этап гнева, злости, шока, попытки что-то изменить заканчивается, наступает стадия депрессии. Горюющий сталкивает с реальностью, необходимостью планировать своё будущее без близкого ему человека. Не найдя ответов, человек может уйти в себя, ни с кем не разговаривать, опустить руки. Это необходимая стадия для проживания горя, не надо её бояться, а близким не надо упорно настаивать на том, чтобы он наконец начал уж что-то делать. Но в этой стадии есть тонкая грань, поскольку в ней часто люди застревают, так и не могут найти самостоятельно ответы на те вопросы, которые раньше решались вместе с умершим. Здесь важно разговаривать с горюющем — о его страхах, беспомощности, боли.
Принятие. Острая боль и другие чувства притупляются со временем, горюющий начинает понимать, что вся жизнь не сводится к утрате, и наступает принятие произошедшего. Человек учится как будто заново ходить, пить, есть, планировать, смеяться и так далее.
Момент, который можно считать завершением траура, неочевиден. Некоторые авторы называет конкретные временные рамки — месяц, год или два. Однако нельзя определить конкретный срок. Горевание можно считать завершённым, когда человек решил для себя четыре важные задачи утраты:
Признать факт потери;
прожить боль потери;
адаптироваться к окружению, где ощущается отсутствие усопшего;
выстроить новое отношение к умершему и продолжить жить.
Печаль останется, она естественна. Человек будет говорить о том, кого любил и потерял, но печаль будет спокойной и светлой.

Автор Александра Богданова.
Источник Самопознание.ру.

0

15

Смерть близкого человека

— это всегда шок, если даже родной человек уже давно и тяжело болел.
Мы не задумываемся о смерти и живём, как будто бессмертные до тех пор, пока не уходит из жизни кто-то из близких и любимых людей. И эта привычка жить, не задумываясь о смерти, столь сильна в нас, что факт смерти часто вызывает протест, не согласие со смертью, как будто её можно было бы избежать.
Однако жизнь устроена так, что все мы смертны. Рано или поздно каждый из нас уйдёт в мир иной. И не принимать факт смерти означает не принимать правила жизни. И если человек не принимает правила жизни, то впоследствии бывает жёстко наказан ею.
Если человек протестует, то тут, возможно, понадобится помощь психолога, его поддержка в горе, в освобождении от страха, сопровождение в процессе горевания.
Если человек осознаёт конечность жизни и понимает, что смерть не подвластна нашему влиянию, то он признаёт неотвратимость смерти, её власть над нами, и с уважением принимает её. Его жизнь продолжается со спокойствием и любовью к умершему, любовь остаётся в душе и становится поддержкой в дальнейшей жизни.
Люди по-разному реагируют на смерть близкого. Ушёл любимый дорогой человек. Горе невосполнимо. Никто никогда уже не сможет занять его место в нашей жизни.
Одни чувствуют, что лишились поддержки и защиты. Такая эгоистическая позиция ребёнка характерна для взрослых детей, потерявший родителей. Безутешный ребёнок внутри взрослого боится жизни, он не смог повзрослеть. Он всё время ждёт, что кто-то поможет, укажет путь, защитит. Нередко после смерти родителей дети взрослеют, потому что никто больше не подставит плечо, нужно полагаться только на себя. В момент ухода родителей дети испытывают настоящий ужас: как же теперь жить? Выход один — стать ответственным за свою жизнь, начать самому заботиться о себе и о других, оставшихся в живых близких.
Если дети смогли повзрослеть, то они с благодарностью отпускают родителей. Они чувствуют, что родители выполнили свой родительский долг полностью, и теперь дети сами несут свои обязанности благодаря тому, чему обучились у родителей. Естественный круг жизни завершился и одновременно продолжается на новом витке жизни.
Если с умершим при жизни существовала сердечная связь, то она остаётся и после его смерти. Она наполняет жизнь оставшегося светом и теплом счастливых воспоминаний. Это означает, что отношения были ясными, понятными, не осталось ничего скрытого, всё, что мучило, было разрешено ещё при жизни умершего. Поэтому ничего не тянет, не скребёт, на сердце лёгкость и светлая память.
Говорят, что вспоминать умершего надо только хорошо. Но не всегда это возможно. Если остались в душе обиды, неразрешённые претензии, мешавшие при жизни установить сердечную связь с человеком, то после смерти неразрешённые проблемы не позволят спокойно отпустить душу умершего. Будет мучиться и душа умершего, и душа потерявшего близкого человека.
В этом случае нужна помощь психолога, чтобы развязать узелки, привязывающие к умершему, и со спокойной душой отпустить его.
Если вы строили отношения с умершим не только как с материальным объектом (привязанность на уровне тела, денег, дел), а создали сердечную привязанность, то уход близкого не меняет ваших чувств. Для человека ничего не изменилось. Всё то же самое. Просто теперь вы не можете встречаться в материальном плане, потому что в материальном плане время встреч ограничено. Память о человека остаётся в сердце, наполняя его любовью, благодарностью, светлой печалью.
Бывает, что человек злится на умершего за то, что о ушёл и лишил поддержи. Это значит, что не было любви, вы просто пользовались им, вели себя по отношению к нему как ребёнок. Ребёнок способен только брать. Он слишком мал, чтобы давать. Вы брали столь много, что не научились жить самостоятельно, не научились давать другим, служить им. Не было баланса в отношениях. Значит, жили в стремлении к потреблению, наслаждению. Нужна помощь психолога для исправления душевной способности к любви, добру, способности любить и отдавать.
Люди, которые любят друг друга, не расстаются. Умерший не уносит часть души, а прибавляет свои душевные качества, свою силу оставшемуся в земном мире и желает ему счастья. Умершему лучше, когда не теребят его, а живут счастливо, храня светлую память о нём.
Люди, которые пользовались, чувствуют, что потеряли. Они не могут смириться с потерей. Они погружаются в горе со столь сильными эмоциями, что им трудно впоследствии выйти из них. Как будто со смертью близкого человека потеряна и своя жизнь. Это случается, когда человек жил полностью жизнью близкого, а своей жизни не было. И вот он у разбитого корыта. Человек находился в слиянии и потерял самоощущение своей личности как отдельного самодостаточного индивидуума. Тут психолог может помочь отделиться от слияния с умершим. Помочь в самоидентификации, самоопределении себя, построении своего жизненного плана, как отдельной самостоятельной личности.
Иногда чрезмерно любящие, созависимые личности ломаются и остаются жить в вечном трауре. Они заживо хоронят себя и тянут за собой своих родных. Они не дают себе возможности жить. Не дают себе возможности радоваться жизни. Потому что в душе сложилось намерение оставаться навсегда с умершим. Создаётся бессознательное представление, что если они буду радоваться жизни, то предадут память об умершем. Человек внутренне не здесь, а там, в событиях, связанных с умершим. Однако умершему от этого не легче. Его душа мается, не может упокоится. Мало того, что он сам умер, и живые не живут от этого.
Человек бессознательно переплетается с умершим. Хочет его удержать в своей жизни. Ему кажется, что так он не потеряет умершего, и тот будет всегда рядом и будет поддерживать. Если человек не хочет смотреть на смерть и признавать её, то он в неё втягивается всё больше и больше, идёт против жизни.
Умершего надо отпустить.
Надо внимательно посмотреть на события, связанные со смертью, не отворачиваться, не убегать. Принять факт смерти близкого человека и то, что жизнь теперь продолжается без него. Для этого надо проговаривать произошедшее событие до полного его осознавания. Увидеть ясно и точно, что произошло, убрать туман из сознания.
Чтобы отпустить умершего, хорошо помогает работа с психологом в расстановочных техниках. В процессе расстановки надо признать: да, ты умер, а я живу, и теперь я соглашаюсь с этим, я поживу немного и тоже умру.
Признать факт смерти надо не умом, а сердцем.
Если человек не соглашается, то теряет контакт с реальностью, живёт в иллюзиях, строит сказочные замки, живёт в полусне.
Некоторые люди пугаются своих бурных выражений чувств скорби и горя, огромного количества слёз, апатии. Это нормальные процессы. Их надо просто прожить, позволить им быть. Чем более бурно проявятся чувства в начале, тем быстрее закончится процесс горевания. Патологичным становится горевание, когда человек перестаёт выполнять ежедневные текущие дела. Надо не забывать о жизни, не прерывать с ней контакта. Позволять себе обыкновенные радости, общение с семьёй, детьми, друзьями. Хорошо вносить как можно больше радостных моментов в свою жизнь, ведь жизнь продолжается. Тут можно планировать время на уединение и скорбь, время на общение с родственниками, чтобы поговорить, излить душу, и обязательно планировать выполнение ежедневных обязанностей.
Люди часто, чтобы облегчить страдания, ведут себя так, как будто ничего не случилось, никто не умер. Они хотят отвлечь внимание от мрачных мыслей, избегают говорить об умерших. А надо, наоборот, открыто посмотреть на неё.
Не стоит относится к смерти как к врагу, бороться с ней, пытаться вырвать кого-то из рук смерти. Это невозможно. Жизнь и смерть всегда рядом. Смерть — это норма. Все когда-нибудь умрут. Не в наших силах влиять на это. Есть вещи, не подвластные нашему пониманию и влиянию.
Потерю близкого человека каждый из нас переживает с разной степенью интенсивности.
Процесс горевания с поддержкой психолога длится примерно полгода. Важно пройти все стадии горевания, не застрять в какой-то из них.
Самостоятельно человек справляется с горем примерно в течение 2-х лет.

Стадии горевания:
Отрицание, несогласие, протест.
Гнев, поиск виноватых, обвинение себя самого.
Принятие, светлая память.

Очень важно в этот период не прерывать связь с семьей.
Часто скорбящий не обращает внимания на живых, зажимается в своих переживаниях, выключается из семейной жизни. Окружающим от этого тоже плохо. Они тоже вынуждены зажимать свою жизнь. В семье часто начинаются ссоры. Доходит до развода. Дети начинают болеть. Замкнувшись в своём горе, человек считает только себя достойным сочувствия и понимания. Во время пребывания в горе он становится беспомощной жертвой несправедливой судьбы. Все мысли заняты умершим, места для живых нет.
Нельзя противится жизни. Она всё равно пробьется.
Можно сказать родным: "Я буду плакать, это нормально. Я не смогу пока дать вам достаточно внимания. Но это пройдёт. Вам не нужно за меня бояться. Я поплачу и успокоюсь. Разрешите мне погоревать".
Если близкие стараются уговорить, развлечь страдающего, то это не помогает. Процесс горевания — очень личное дело. Достаточно просто находиться рядом.
Переживание потери близкого человека может стать переломным моментом, когда человек начинает переосмысливать свою жизнь. Мысль о возможной смерти может помочь прожить каждый день жизни наиболее полно и осмысленно. Те, кто прожил полноценную сознательную жизнь, чувствуют приближение смерти и готовы принять её. Они полностью удовлетворены прожитой жизнью и не хотят иного. Смерть близкого помогает переосмыслить свой жизненный путь, обратить внимание на близких, на незаконченные дела, сделать свою жизнь более насыщенной и радостной.
Смерть приносит жизнь. Наполняйте свою жизнь смыслом.
Учитесь радоваться мелочам жизни. Это и есть жизнь.
Это так прекрасно жить. Наслаждаться каждым днём, потому что всё ограничено.

Автор Майя Вильгельмовна Хен (Курган).
Источник Самопознание.ру.

0

16

Когда приходит царица Смерть

Есть периоды в жизни, когда неудачи словно притягивает магнитом… всё рушится. Что делать? Затягивает на самое дно, кажется, что ты не нужен миру, что как будто весь мир против тебя. Это на самом деле не так. Но нет сил, за что бы не взялся — не выходит ничего. И в такие моменты никакие доводы не действуют. Всё видится в чёрном свете, и кто бы ни пытался тебя убедить, что всё не так — ты не слышишь. Сознание стаскивает в замкнутый круг проблем, из которого нет выхода. Страшно, холодно, одиноко… даже приходят мысли об уходе из жизни, пугает безысходность. В этом состоянии ещё живёт надежда на то, что может быть сейчас придёт от кого-то внезапная помощь, и ты её ждёшь. Надеешься на то, что может быть твоя девушка (твой мужчина) вернётся к тебе,.. или, что вдруг появятся заказы от клиентов,.. или что вдруг тысячи отказов обернутся выгодным предложением… что-то случится как будто вдруг! Ты надеешься, но помощь не приходит, и ты проваливаешься ещё глубже в боль безысходности. Следующая стадия — это отчаяние. Ты теряешь вообще какое-либо желание что-то делать, с чем-либо бороться, и приходит апатия. И это самое лучшее состояние, чтобы сдаться. Самые сильные души проходят эти периоды во всей полноте, доходя до крайнего отчаяния, прежде чем они смогут сдать свои старые позиции. У таких душ очень мощный запрос на то, чтобы обрести удивительное качество — верить в себя, когда не верит никто. Сила Духа, способность чутко прислушиваться к божественному, которое хочет иным образом проявиться через тебя.

Вот к примеру, был ты когда-то успешным строителем… и вдруг, бах, и всё кончилось, нет заказов, клиенты разбежались как блохи, а ты не умеешь ничего больше делать и уже привык к своему статусу руководителя и правителя… Или: была ты замужняя, женственная, домохозяйственная, нежная, добрая и доверчивая… и вдруг, привет, у того, кому ты безгранично верила, случилась новая любовь, новый ребёнок — и развод! А ты никогда не работала и понятия не имеешь, как тебе теперь жить… Или: была ты успешным работником света, помогала людям, исцеляла, утешала, вдохновляла… и вдру, г бабац, и всё кончилось, ты вроде есть такая же, какая была всегда, и делаешь то, что делала всегда, и как тебе кажется, даже ещё лучше, чем раньше, предлагая им самое лучшее, на что способна, а они бегут от тебя, как чёрт от ладана… И, как правило, люди в таких ситуациях начинают искать причины во внешнем мире, в своём поведении, в обстоятельствах, пытаются как-то всё связать воедино, найти промахи и ошибки, объяснить себе всё, пытаются как-то всё исправить, чтобы вернулась удача, вернулось всё, как было… И это то самая главная ошибка! Душа призвала Царицу Смерть не для того, чтобы вернуть и сделать всё, как было. Она приходит не для этого… Ничто не может повториться. Ни твой успех, ни чужая удача… Ничто не живёт вечно.

Что делать? Что делать, когда всем своим существом ты ощущаешь, что никому не нужен, мучают сожаления об ошибках и промахах, когда так не хочется отпускать то, что было, когда острее всего чувствуется потребность в потерянном рае? Выход тот же самый, когда тебя затягивает в водоворот. Будешь сопротивляться — потеряешь просто силы. Выход — сдаться. И выбраться можно единственным способом. Сдаться, чтобы затянуло на самое дно. На котором ты погружаешься в самые сильные свои страхи. Знакомишься с ними. Не для того, чтобы умереть физически. Не для того, чтобы остаться на этом дне навеки, но для того, чтобы старое в тебе могло умереть. Чтобы умереть в том образе, в той стратегии, которой живёшь. Принять дар Смерти — это значит сдаться. Сдаться тотально тому, что есть без борьбы. Если не сдашься — не умрут твои старые способы и стратегии жить. А если они не умрут — не родятся новые, не сможет лоно принять новое семя, пока утроба наполнена гниением. Пришла пора родиться новому тебе.

Как бы ни казалось, что это крах всего, это самые целительные и ценные периоды жизни, несмотря на то, что мы проклинаем их. Время погрузиться на дно, чтобы засеять там новые семена. Время погрузиться на дно, чтобы соприкоснуться со своей инстинктивной природой и взять оттуда силу для рывка. И для рывка у тебя есть только мгновение, именно миг, потому что, если ты будешь слишком долго на дне — у тебя кончится запас воздуха, и ты там останешься навеки… Сколько таких, кто остался жить на этом дне, сломленный, вечно жалующийся, на жизнь… Такое печальное зрелище: когда ещё один усталый путник перестаёт играть в покер.
У тебя есть так много! Есть Сила инстинкта, и этот миг для рывка в сторону из этого водоворота. И ты просто делаешь этот рывок, отпрыгиваешь в сторону и начинаешь перебирать ногами и руками, чтобы всплыть на поверхность за глотком свежего воздуха, к лучам света и тепла. И выныриваешь ты уже точно другой! Что-то неуловимо тонкое изменилось. Да, во внешней среде, в мире всё осталось по-прежнему: те же люди, то же самое из обстоятельств, то же солнце и ветер. Ты возвращаешься к тем же самым проблемам, но ты уже другой. Ты выжил, ты отпрыгнул в сторону от старого себя, от того, кто жалел себя и сокрушался, от того образа себя который "успешный" или "властелин мира и обстоятельств… хозяин ("хозяйка") жизни… В этом процессе обретается самое ценное! То, которое вне этих образов. Ты обретаешь себя, свой Центр, своё несокрушимое Ядро!

Когда тебе кажется, что всё потеряно — ключевое слово "кажется". Обычно после бури ещё ярче сияет солнце.
Почему это происходит? Возможно, ты слишком заигрался в образы "успешного" или "светлого" человека. Заигрался в образы, которыми ты не являешься… Возможно, что это испытание твоей силы и веры Божественному! Ведь дъяволу не нужен ширпотреб, ему нужны сильные души! Возможно, ты слишком силён для простой гладкой жизни. Возможно, Бог настолько верит тебе, что хочет через тебя провести нечто новое в эту жизнь. Так рождаются величайшие шедевры. Картины, тренинги, музыка, книги, фестивали… Возможно, та самая песня, которая так сильно вдохновляет тебя — написана именно в такие моменты кем-то… Возможно, тебе случилось побывать на удивительном фестивале, который собрал человек, из ничего, из чистого вдохновения после поры одиночества и отчаяния, без поддержки и без сил, на одной лишь святой вере в… Возможно, он просто смог поверить в себя именно тогда, когда в него никто не верил. Возможно… всё возможно в этом мире.
Я сама много раз умирала при жизни. И каждый раз, по-честному, даже зная весь этот процесс, всё равно искренне и глубоко проживала боль этих моментов и возносящую радость выхода.

На одной из моих Мистерий я сама пошла вместе с участницами в опыты некоторых практик (случилось так, что не хватило пары). Мистерия проходила в большом загородном особняке, с множеством построек, с охотничьими домиками, банями и бассейнами, садом… И одна из практик была такая. Мы долго водили друг друга с завязанными глазами, предлагая пройти разные опыты — ходить по лестницам, прыгать, на батуте, нюхать цветы, идти босыми ногами по лугу, песку, кушать… Много чего проживали, находясь в бесконтрольном состоянии, в состоянии доверия к тому, кто ведёт… Моя партнёрша провела меня в удивительнейший опыт, который настолько сильно отпечатлелся во всём моем существе! Она долго водила меня и по ступеньками, и босыми ногами, и на батуте, да чего мы только с ней ни делали… Моя степень доверия была почти тотальна. Почти,.. потому что один из опытов ввёл меня в небольшое замешательство… Все ощущения она мне предлагала на открытом пространстве с обилием солнца и простора, и этому у меня доверие было тотально. Несмотря на то, что завязаны глаза и не проникает свет, всё равно я буквально клетками ощущала простор и свободу. И вдруг… меня её лишили. Она вдруг завела меня в тёмные подвальные комнаты с обилием предметов… и вела меня в кромешной тьме. У меня было ощущение, что я попала в катакомбы, тело не чувствует свободы, не чувствует ни входа, ни выхода, и кромешная тьма. Единственное, что есть — это рука, которая мягко приглашает за собой. Ориентироваться вне свободы мне было трудно… И в этот момент я вдруг осознала, что эта рука — единственное, что у меня есть, это рука Бога. И что во тьму ведёт тоже он, и выводит тоже… Если в такие моменты потерять эту веру — можно надолго остаться там блуждать… Я выбрала не поверить страху. Я выбрала поверить Богу. Не в Бога, но Богу. Поверить тому, что всё правильно, всё своевременно. Вера — это единственное, что держит меня. Без веры ничего не может случиться.
И даже если вы её потеряли… даже на краткий миг, крепко возьмитесь за руку и чутко слушайте, куда ведёт вас эта рука. Она вас завела… Она же вас и выведет!

Ведь царица Смерть качает в своих любящих руках колыбель жизни!
Царица Смерть стучится, чтобы вручить дар новой Жизни. Те, кто отказывается принять её дар — не развиваются, закостеневают в образах себя и сами потом превращаются в скелет. А можно научиться проживать это тотально и быстро. Кому-то хватает дня, кому-то нужны годы… А есть и такие, которые научились это делать так же естественно, как вдох и выдох. Таких единицы, кто действительно живёт только в настоящем миге..

Когда приходит Царица Смерть — прими её Дар, умри быстро.

(Запись одной из бесед на "Рождении Женщины".)

Автор Вимана Ма Према (Нижний Новгород).
Источник Самопознание.ру.

0

17

Говорить или не говорить ребёнку о смерти?

С таким вопросом я встречаюсь уже не в первый раз. И мне странна сама постановка вопроса. Бытуют такие мнения:

Вообще уклоняться от вопросов ребёнка, пока маленький;

сказать, что родитель уехал далеко или "ушёл в лучший мир";

сказать о смерти, но не брать ребёнка на похороны, чтобы не видел родителя мёртвым.

Это то, что вспомнилось мне навскидку. Давайте разберёмся, что происходит с ребёнком в этих случаях.
Если взрослые уклоняются от ответов на вопросы ребёнка и не дают никакой информации, что чувствует ребёнок? Что есть тайна, что он не достоен эту тайну узнать, что взрослый, который остался с ним, виноват в разлуке с утраченным родителем.
Если информация, которую дают ребёнку, звучит как "родитель уехал далеко или "ушёл в лучший мир". В этом случае ребёнок какое-то время живёт надеждой на возвращение родителя, это может быть довольно долгое время. Жизнь внутри маленького человека превращается в надежду. Все его мысли начинаются с "вот когда вернётся…". Со временем надежда сменяется чувством ненужности, брошенности, покинутости, и малыш ищет причины того, что его покинули в самом себе, т.е. испытывает чувство вины. Мысли "если бы я.., то он был бы со мной", "я плохой, поэтому папа (или мама) уехал(а) от меня" и пр. типичны для детей, потому что ребёнок эгоцентричен, в его восприятии мир начинается с него самого и его поступков. С такими мыслями жить, ох, как тяжело даже взрослому, а тут — ребёнок. А быть счастливым с этими мыслями — вообще невозможно.

Если ребёнку говорят о смерти, но на похороны не берут, потому как "маленький ещё". Что же получается тогда: малыши ещё не понимают, что смерть — это навсегда, и им сложно понять, что родитель больше никогда не вернётся. И тогда выходит, что ребёнок опять-таки живёт надеждой на возвращение родителя. А позже, когда он подрастёт, он, скорее всего, будет обвинять оставшегося с ним взрослого в том, что ему не дали попрощаться, лишили его этого права. И это справедливо, это его право — попрощаться.

Можно ли что-то сделать, чтобы помочь ребёнку справиться с этим горем, горем от утраты родителя?

Можно и нужно. В первую очередь — никакого обмана и полуправды. Нет, подробности умирания, особенно, если это были трагические обстоятельства, конечно, рассказывать малышу не стоит. Можно просто сказать, что родителя больше нет, что он умер, что так случается, иногда люди умирают. Если родитель болел, то можно сказать, что теперь ему (родителю) уже не больно, он больше не страдает.

Реакция у детей бывает разная. Некоторые дети сразу реагируют очень эмоционально — кричат, плачут. А некоторые, на первый взгляд, остаются спокойными и задают много вопросов типа: "а умер — это навсегда?", "а если я что-то сделаю, он вернётся?" и пр., но это не значит, что им безразлично, и они бесчувственны. Каждый ребёнок переживает утрату, каждый испытывает боль. Очень важно, чтобы малыш смог плакать — поддерживайте его, плачьте вместе с ним, пусть он чувствует, что вы разделяете его боль, его утрату. Не обесценивайте его чувства, не говорите, что надо быть сильным — быть сильным в этот момент — не надо! Это касается и взрослых, и детей.
Также не стоит избегать разговоров об умершем. Говорите, рассказывайте, спрашивайте, смотрите фотографии. Расскажите, как проходят похороны. Пусть ребёнок будет готов к ним, насколько это будет возможно.

Обязательно дайте малышу возможность присутствовать на похоронах, попрощаться, проводить любимого родителя в последний путь, услышать и сказать прощальные слова. Это очень важно — это завершение реальных отношений. В дальнейшем у ребёнка останутся лишь воспоминания.

Важно помнить, что горевание как у взрослых, так и у детей — это процесс, и для того, чтобы он прошёл и завершился, нужно время. Поддерживайте ребёнка на этом пути столько, сколько он будет в этом нуждаться. Если это ваша с ним общая потеря — горюйте с ним вместе, это ещё больше объединит вас. И помните — детская психика очень гибкая, она гораздо лучше взрослой справляется с утратами, если дать малышу поддержку и понимание. Пройдёт не так много времени, и ваш ребёнок будет с грустью, но уже без слёз говорить о потерянном родителе, снова начнёт улыбаться и жить дальше полной жизнью!

Автор Алла Сергеевна Образцова (Санкт-Петербург).
Источник Самопознание.ру.

0

18

Может ли вместо одного человека умереть другой?86 просмотров

Лиде — "немного за 40". У неё имеются все атрибуты самостоятельной счастливой жизни: квартира, машина, интересная высокооплачиваемая работа. Есть и мужчина, с которым они иногда встречаются, как она говорит: "Последняя надежда на счастливую семейную жизнь".
И вдруг этот мужчина оказался в коме, неожиданно у него отказали почки. Лида молилась, мысленно обращалась за помощью к родителям, просила умирающего: "Не уходи, я сделаю всё, чтобы тебе было хорошо со мной. Ты мне так нужен…".

Из размышлений сказкотерапевта Андрея Гнездилова: "Что это за состояние, в которое переходит мозг при клинической смерти? Ведь смерть есть смерть. Мы фиксируем смерть тогда, когда мы видим, что остановилось дыхание, остановилось сердце, мозг не работает, он не может воспринимать информацию и, тем более, посылать её наружу. Значит, мозг только передатчик, а есть нечто в человеке более глубокое, более сильное? И тут мы сталкиваемся с понятием души".

Смерть — естественный процесс, мы умираем с момента рождения. Каждый из нас ежедневно рискует встретиться со смертью.
Хорошо, когда человек умирает потому, что он так хочет, уже "всё сделал", с удовлетворением оглядывается на прожитые годы, просто устал жить. Так, моя знакомая бабушка, однажды, сказав: "Всё, устала, хочу умереть", — легла спать с улыбкой, а утром уже не проснулась. И было ей девяносто лет.
Но, когда смерть приходит неожиданно к человеку, который ещё полон жизненных сил, это пугает. "Как так, это несправедливо, значит, я тоже не вечен. А мои планы, мои желания?"

Возвращаемся к Лиде.
Шло время: день за днём, но, ничего не менялось… Пока в семье Лиды не случилось горе — умер её отец. У отца, как и у мужчины Лиды, неожиданно отказали почки.
В это же время чудесным образом любимый Лиды вышел из комы.
У нас нет источника молодости, позволяющего жить вечно, и никто не возвращается "с того света", чтобы рассказать нам, каково там, с той стороны.
Можно ли передать свою жизнь другому?
В разных культурах имеются сообщения о фактах продления жизни за счёт жизни другого человека, отданной им добровольно. Так, например, в монголо-китайской рукописи "Сокровенное сказание" упоминается, что:

"Когда сын Чингисхана Угэдэй заболел, шаман объяснил, что выздороветь он может, если кто-то из ближайших родных по доброй воле примет на себя его болезнь и смерть. Тогда брат его, Толуй, согласился сделать это. Шаманы прочли над ним заклятья, заговорили воду. Двумя руками принял он чашу и выпил её. И, хотя он не умер, сама готовность отдать жизнь за брата была равносильна действительной смерти, и Угэдэй стал здоров".
Вспоминается и Карл Густав Юнг с его парапсихологическими способностями, такими, как увлечение спиритизмом, интерес к мистическим событиям.
Известен следующий факт из его биографии.

В 1944 году у Юнга случился инфаркт. Находясь между жизнью и смертью, он переживал видения, в одном из которых перед ним предстал лечащий доктор, сообщив, что Юнг должен остаться в живых.

В реальности этот доктор слёг от сепсиса в тот день, когда Юнгу было разрешено вставать, и вскоре умер.
Так можно ли передать свою жизнь другому? Или приведённые примеры — просто совпадение.
Сейчас мужчина Лиды здоров, они живут вместе. Но Лида и сейчас не разрешает себе быть счастливой, она испытывает чувство вины перед отцом, как будто своим желанием быть рядом с любимым мужчиной она убила отца.

Автор Ольга Георгиевна Милашина (Новосибирск).
Источник Самопознание.ру.

0

19

Встреча со смертью в процессе горевания

В этой публикации я хочу поговорить о процессе горевания, которое неизбежно, когда умирает близкий. Этот процесс также актуален, и когда наступает конец важным отношениям или проектам, и суть его — в реконструкции отношений, в переводе их на новый уровень.
То, что связывает нас с другими людьми, — это чувства. Интерес, симпатия, любовь, неприязнь, злость, вина, зависть, ревность и другие. С одной стороны — их испытываем мы, а с другой стороны — направляются они к другому, вызывая в нём отклик и обратную реакцию, вызывающую уже отклик в нас самих, которую мы вновь отражаем… По такому несложному алгоритму между людьми поддерживаются связи. При этом не имеет значения, какими чувствами — негативными или позитивными — наполняется связь. Интенсивность связи зависит от интенсивности чувств.

Чувства, сопровождающие горе, — не исключение. Их особенно тягостное переживание обусловлено тем, что принимающей стороны на физическом плане больше нет, и получить ответную живую реакцию возможности тоже больше нет. Приходится оставаться один на один со своими претензиями к умершему: "Как он мог(могла) оставить меня?", — со своим чувством вины — если бы я знал(а), я бы мог(ла) спасти, сказать что-то важное, настоять на лечении, вести себя иначе и т.п… Получается, что в процессе горевания приходится остаться один на один с переживанием тщетности удовлетворения своей потребности в близости с ушедшим. Это переживание настолько сильно, что кажется — дальше без умершего человека жить невозможно.

Думаю, уместно будет сказать, что проживание чувства — процесс фазный. То есть оно имеет начало, нарастает, достигает своего пика и, постепенно рассеиваясь, сходит на нет. Если на этапе нарастания или пика оно блокируется, то в дальнейшем вероятно регулярное возвращение в это состояние. Переживания горя могут накатывать своими приливами не один год. Считается, что в норме процесс горевания длится до 2 лет. На практике — совершенно по-разному, знаю случай, когда ежегодно, более 10 лет подряд в период даты смерти сына у человека обострялась клиническая депрессия, с госпитализацией и лечением антидепрессантами. Поэтому важно дать себе время, место и возможность прожить горе, не блокируя эмоции.

Горевание — процесс поэтапный. Начинается с шоковой реакции — растерянности, отрицания. Затем происходит нарастание негативных чувств: гнева (претензии) и вины. Период пика приходится на печаль и сопровождающую её тоску, это болезненно, хотя степень выраженности этого — очень индивидуальна. При этом переживающий горе умом всё понимает, что жизнь продолжается и надо жить дальше, но чувства — это, как известно, не картошка — не выбросишь в окошко, их надо "просто" пережить. Возникает упадок сил и сомнение, что сил на эти переживания может не хватить. Но без проживания этой боли не пройти дальше — к признанию утраты, к возникающему чувству пустоты в душе на том месте, которое соединяло с ушедшим, и где ранее были злость, вина, печаль. Пустота тоже переживается нелегко, но она как будто приводит к ощущению ясности в понимании, что свои собственные страдания бессмысленны, не доходят до адресата, и что утрата — невосполнима. И вот потом это место реально наполняется светлыми воспоминаниями и благодарностью.

Что же делать и как быть?

Думаю, важно понять, что чувства — это индикаторы потребностей, которые являются одним из источников психической энергии. В механизм ощущения потребностей вмонтированы эмоции. В упрощённой схеме это работает так: возникает потребность, вслед за ней эмоция — переживание дискомфорта, которое мотивирует эту потребность удовлетворить, и когда потребность удовлетворяется или устраняется — негативная эмоция сменяется на позитивную и переживание удовольствия (В.В. Бойко "Психоэнергетика").
В горе удовлетворение потребности в близости с ушедшим, умершим человеком не может удовлетвориться физически. Она устраняется внутренним завершением связи со стороны оставшегося через проживание всех этапов горевания и отпусканием ушедшего.
Потребности в горевании признаются всеми народными традициями — не случайно существуют поминальные ритуалы и дни, когда мы сознательно обращая внимание к умершим, можем позволить себе выпустить свои чувства печали, горечи и обязательно вспоминать ушедшего хорошими светлыми воспоминаниями. Они позволяют разделяться от собственных тяжёлых чувств и жить дальше свою жизнь с лёгкостью и светлой памятью в душе, с чувством благодарности, которое является ресурсным — тем самым позитивным переживанием удовольствия. В некотором смысле — это область трансцендентного опыта, который мы переживаем, встречаясь со смертью.
Что помогает облегчить горевание?

Ритуалы, принятые в той или иной религиозной конфессии, например, сходить в храм, поставить свечку за упокой души умершего, чтение молитв.
Посещение памятных мест — кладбище или мемориальные скверы. Если такового места нет, можно "создать" — найти уединённое место в городе или за городом, где можно посвятить себя гореванию, проговорить свои чувства ушедшему, вспомнить значимые моменты, проведённые совместно.
Написание писем умершему, с честным описанием всех своих чувств по отношению к нему, обид, претензий, просить прощение, а также потребностей, связанных с ним, и в конце обязательно благодарность за всё то хорошее, что вы пережили вместе. В какой-то момент вы сможете написать — "я отпускаю тебя", искренне и легко.
Сделать что-нибудь хорошее в память, например: посадить цветы, написать стих, песню, картину и т.п., — то, что идёт от души, и то, что по силам — не нужно помпезности и грандиозности, не обязательно открывать благотворительный фонд или становиться спасателем, если это сверх ваших возможностей. Важна искренность по отношению к ушедшему.

Ещё есть один момент — общение с окружающими людьми. Испытывая страх смерти и переживаний, связанных с утратой в возможном общении с вами, они могут советовать забыть, отвлечься и т.п. — избегая общения с вами на эту тему и, по сути, оберегая себя от прикосновения к своим тягостным переживаниям некстати. Поэтому, если хочется облегчить своё состояние и получить утешение в общении, лучше обратиться к профессионалам — психологам, очно, или позвонить на телефон доверия, или онлайн.
И последнее. С вопросом — "За что мне это горе?". Если, например, умирает ребёнок или партнёр, внезапно или после тяжёлой болезни, или происходит череда похорон — тоже можно разбираться, хотя я бы его перефразировала: какие есть системные причины, вовлекающие меня в такой (у каждого свой) сценарий, и как мне лично в моей жизни с этим обходиться? И лучше это делать, когда будут силы.

Автор Виктория Аркадьевна Надеина (Екатеринбург).
Источник Самопознание.ру.

0

20

Смерть в призме социальной панорамы

В своём сознании мы носим психических двойников всех людей и вещей, которые наполняют наш мир.
Эти двойники могут не иметь уже отношения к людям реальным, но составляют нашу внутреннюю реальность. Психические двойники показывают то, как мы проживаем эти отношения. Способность создавать психических двойников появляется у ребёнка вместе с возникновением постоянства объекта — на втором году жизни.
Работа горя включает извлечение накалённых чувств, связанных с утратой и успокоение психического двойника. В нашей внутренней реальности двойнику утраченного челвоека находится правильное место и правильная дистанция. Правильная в данном случае — та, которая позволяет жить дальше полноценно, признавая значимость утраты, но не отказываясь от жизни.

Пример.

Женщина утратила мужа, его смерть была для неё внезапной. Она остро переживает горе утраты. Во внутренней реальности при работе с нею она располагает психического двойника её умершего мужа прямо перед собой, лицом к себе. Так он словно заслоняет собою все остальные явления в её жизни. И это отражает суть её переживаний — она полностью поглощена горем и не интересуется ничем иным. Для неё показатель изменений и трансформации в её проживании потери будет связан с переходом внутренней фигуры с места прямо перед нею, на место позади неё (символическое прошлое).

В некоторых случаях можно видеть, как люди, давно похоронившие близких, так и не отгоревали их уход. Это значит, что внутренне они не расстались с ними, не смирились с потерей и не согласились с нею. В их внутреннем плане двойники ушедших находятся где-то рядом с ними. Это значит, что они занимают также и часть и мыслей, и эмоций, иногда достаточно значительную. Возможно, продолжаются внутренние разговоры с ними. Такие люди могут внешне не выражать признаков глубокой печали и говорить, что пережили смерть значимого близкого и вернулись к жизни. Однако в реальности они не приступали к работе горя (которая в понимании психодинамики означает ликвидацию либидо от объекта), а во внутренней реальности продолжают удерживать объект, то есть внутреннего двойника ушедшего на том же месте, игнорируя его уход.
Так могут поступать целые семьи. Это явление называют "семьи с привидениями" — незатронутыми оставляют все вещи ушедшего, одежду, которая хранит его запах, его личные вещи. В случае внезапных и трагичных смертей детей часто родители оставляют их комнату нетронутой. Недоведенная до конца работа горя — это непрожитая до конца боль утраты.

По мере работы с переживанием горя и утраты меняется дистанция внутреннего двойника ушедшего человека. Если он стоял слишком близко к человеку, то по мере принятия его ухода и отпускания дистанция во внутреннем плане начинает увеличиваться.
В некоторых случаях через работу с социальной панорамой можно увидеть, что ушедший во внутреннем плане занимает у клиента то же место, что и он сам. То есть дистанции нет вовсе, и две фигуры стоят на одной позиции. В этом случае речь может идти о слиянии и огромном влиянии, которое оказывает личность ушедшего на жизненные выборы, эмоции и чувства человека. В этом случае работа включает также возвращение человеку собственной идентичности. Такие случаи наблюдаются в детско-родительских отношениях, при утрате родителя, с которым была сильная симбиотическая связь.
Примечание: в статье использовано описание техники Лукаса Деркса "Социальная панорама".

Автор Наталья Александровна Кирюшина (Москва).
Источник Самопознание.ру.

0